Всем любовь: Группа «Обе Две» во Владивостоке

Разговор с солисткой группы «Обе Две» происходил между выступлением в Street Bar и акустическим концертом в «Мумий Тролль Music Bar». Про Владивосток Екатерина Павлова скоро проговорила: «Мне очень понравилось, что все время вверх-вниз-вверх-вниз, а из окна видно океан», — так же быстро прошел весь разговор.

Хочется сказать спасибо за «Забавы» вообще и на концерте вчера в частности.

— Я, правда, чуть не заревела 4 раза, пока ее пела.

— Вы вообще понимали, в каком городе играете эту песню, какую реакцию может она вызвать?

— Я, чтобы совсем с ума-то не сойти, специально об этом не думала, поставила такой, проходящей. Но что происходило с людьми, с глазами и сердцами, было совершенно очевидно — меня это сильно тронуло. Эта песня вчера была важнее для меня, чем когда бы то ни было. Хотя обычно я ее не выделяю.

— Само выступление в Street Bar — какие впечатления от места, от площадки, от публики?

— Слушайте, ну я не знала, что оно вмещает столько людей…

— Оно не вмещает столько на самом деле.

— Потом — в городе, где живет 600 тысяч и на концерт приходит 150 человек — это прям классно. Но вчера (27 апреля — прим. ред.) вообще все рекорды были побиты. И публика мне показалась отнюдь не провинциальной — а подготовленной, это те же, кто приходит на концерты в Москве, в Екатеринбурге.

На выступлении в Street Bar формального выхода на бис не было — музыканты просто не смогли бы пройти сквозь толпу.

   

У меня все очень просто в голове. Если ты в порядке, занимаешься своим делом и делаешь это дело классно, то независимо от того, как в стране шоу-бизнес развивается или не развивается, ты найдешь свое место


— Вам до Владивостока лететь много часов, вот вы прилетели и что о городе думаете?

— Могу сказать, что с удовольствием недельку бы здесь да провела. Я сейчас выбираю города, в которые буду в старости ездить.

— А как вам наш мост?

— Мост мальчиков очень впечатлил — они прямо нецензурно радовались.

— Вы ведете твиттер, но пока про Владивосток не написали. Почему?

— У меня нет интернета и нет гаджета сейчас — только Nokia за 3 000 рублей.

— Как вы в одном своем интервью говорили, морская тематика в ваших песнях — это дело случайное. Может здесь, во Владивостоке, прояснилось что-то и связи с морем станет больше?

— Слушай, ну у меня нет вот этого вот (водит рукой в вокруг головы), космических замашек. Но я люблю большую воду — постоять на берегу, помолчать, подумать. Тут, правда, только на балкон получается пока — выходишь, «здравствуйте», постоял, все.


Я не думаю, что у людей, которым меньше 20 лет, проблема в том, что лень поднять зад и бросить бюллетень. Не в этом дело


— У вас героиня бедовая, отчаянная, вы ее с себя пишете, такую без царя в голове? У вас есть черты характера, которые вам жить мешают?

— Мне ничего не мешает, нормально все. И эта, в песнях, у нее тоже все в порядке — это же так, поиграть. Я все про себя пишу, про подружек, про маму, про брата.

— У любого человека можно выделить какую-то базу мировоззренческую — и то, что ее построило, фильмы, музыка, предметы. У вас есть такая?

— Я вот это не люблю как раз. Думаю, это больше вдохновением называется — когда ты питаешься чужими работами, архитектурой, например, в тебе все это растет, развивается, и вот ты делаешь что-то свое. Но я очень не люблю анализировать и рефлексировать, именно по поводу себя, потому что тогда пойму схему, рецепт, а я не хочу его знать.

— Какую песню советских кинодив или примадонн вы хотели бы исполнить?

— Я вот сейчас не выделю, но мы, да, любим это все. Наверное, в последнее время по Шульженко больше, слушаю ее «ВКонтакте». Ну я не хочу тебе имен называть, но могу сказать, что советская эстрада — не та, что была в 70-х, а пораньше, первые тетеньки, — они мне очень нравятся. А еще я недавно читала с Эдитой Пьехой интервью в «Афише». Она сказала, что когда ты артист, ты стоишь на сцене, у тебя не должны работать бесконечно ноги-юбки. Первое, что у тебя работает, — это глаза и руки. Все остальное вторично. И я вот с ней согласна: все-таки не попа, все-таки глаза и руки. А еще она сказала, что или семья, или сцена, — а тут я с ней не согласна.

— Вас «Афиша» очень любит, вы Esquire читаете. А еще вас приглашают выступать на Первый канал и номинируют на премию Муз-ТВ. Вас не смущает это — ведь ресурсы эти могут восприниматься большинством ваших поклонников негативно.

— Я хочу, чтобы все всех любили. Я не делю: «Афиша», Esquire — это хорошо, ОРТ, Муз-ТВ — это плохо. Все это делают люди.  И ты приезжаешь выступать на Первый канал и видишь, что там работает профессиональная команда. С нами так там хорошо поступили, мы так здорово выступили, такое удовольствие получили — и никакого зла с нами с тех пор ни разу не случилось. А все предубеждения — это вопрос опять же какой-то политики, в которой я не разбираюсь.

 

— А почему у вас накрашены ногти только на больших пальцах?

— Это я стирала лак и в какой-то момент осталась с двумя накрашенными ногтями. Спросила, нормально ли с таким маникюром, мне сказали: «Классно!», я решила так походить недельку.

— Есть какие-то вещи, которых давно не было в вашей жизни и по которым вы очень соскучились?

— У меня обычно так со сном и с горячей ванной, с какими-то бытовыми вещами.

— Вот вы видите, что «Мумий Тролль Music Bar»  заведение другого формата, нежели Street Bar. Есть уже понимание, что выступление в ином ключе пройдет?

— Меня вчера промоутеры пытались подготовить морально, но я их успокоила, сказала, что я всех люблю — люблю, когда люди сидят, когда скачут, лезут на сцену. Я только равнодушие не очень люблю, а так мне все нравится.

Текст: Рада Клименко. Фото: Юлия Мельникова, Алина Рафаловская (Nightparty-Владивосток)

Orphus system