Иностранцы в городе: Преподаватель Стефани Плант

25-летняя Стефани Плант приехала работать в ДВФУ из американского города Миннеаполис. О том, почему в России не получится ограничить свободу слова и как подтверждаются стереотипы о медведях на городских улицах, она рассказала «Владивостоку-3000».


В России я не впервые. Пять лет назад четыре месяца прожила в Санкт-Петербурге, в 2010 году три месяца работала в посольстве США в Москве. До этого работала в посольстве в Тбилиси. В период моего пребывания там как раз произошел военный конфликт между Грузией и Южной Осетией.

У меня русские корни — дедушка и бабушка по линии мамы родом из Советского союза. Они участники Великой Отечественной войны. После окончания войны уехали в Венесуэлу, а через десять лет эмигрировали в США. Дедушка родился в Петрограде, а бабушка — в Москве. Бабушка умерла шесть лет назад, а дедушка еще жив. Ему исполнилось 93 года.

Россия всегда была частью моей жизни, хоть в семье говорили только по-английски. Язык я начала учить лишь в университете, а до этого знала только слово «чай» и фразу «я люблю тебя». Но русские традиции я знаю — мы всегда отмечали русский Новый год, Рождество и Пасху. Мне это нравилось, так как праздников в моей жизни было больше, чем у моих школьных друзей.

О трудностях перевода

Я получила степень бакалавра в Университете Миннесоты. Специализировалась на журналистике, русском языке и литературе. Русский язык мне кажется очень сложным. Я до сих пор совершенствую его. Хоть и говорю свободно, но все еще делаю много ошибок. Самое сложное в нем, конечно, грамматика. К примеру, в английском языке есть одно слово «red», а в русском —красный, красная, красные и много других склонений и падежей.


Мне нравится русская литература, но читать книги в оригинале очень сложно. Часто это — тяжелые грустные произведения с запутанным сюжетом. И почему-то часто у героев произведений есть любовники.


Мне нравится русская литература, но читать книги в оригинале очень сложно. Часто это тяжелые грустные произведения с запутанным сюжетом. И почему-то часто у героев произведений есть любовники. Среди моих любимых русских книг — «Мастер и Маргарита» Булгакова, роман Замятина «Мы». Больше люблю классические произведения, чем те, что написаны во времена советского реализма.

Мне очень нравится русская поэзия, но читать ее еще сложнее, чем прозу. Иногда я перевожу русские стихи на английский, но все же считаю, что их нужно обязательно читать в оригинале.

О русских студентах

Я приехала во Владивосток в январе нынешнего года. Работаю в ДВФУ преподавателем английского языка, переводчиком и редактором переводов. Кроме того, в мои обязанности входит привлекать в университет преподавателей из других стран и оказывать им здесь поддержку.

Я преподаю английский сотрудникам и преподавателям университета. Со студентами встречаюсь реже, только на открытых лекциях. Могу сказать, что российские студенты уделяют большое внимание своему внешнему виду — одежде и прическе. В США ребята часто приходят на урок в чем-то похожем на пижаму. В Америке на уроках не такая строгая дисциплина — студенты могут кушать и пить кофе. Зато в России студенты позволяют себе отвечать на звонки мобильных, а в Штатах так не принято. На звонки в России отвечают вообще везде — в кино и театре.

О Владивостоке

Мне нравится Владивосток. Здесь добрые люди, которые часто помогают друг другу и не откажут в помощи иностранцу. Они не обижаются, что я не очень хорошо говорю по-русски и не все понимаю. В Москве и Петербурге люди на улицах мне не показались такими радушными, но таковы жители, наверное, любого мегаполиса в мире.

К пробкам во Владивостоке я уже привыкла. Хотя мне до сих пор часто непонятно, почему они образуются. И еще непонятно, почему у меня часто не бывает горячей воды. Ведь уже 2012 год, как такое возможно?!


Могу сказать, что российские студенты уделяют большое внимание своему внешнему виду — одежде и прическе. В США ребята часто приходят на урок в чем-то похожем на пижаму.


Мне очень нравятся главные спутники Владивостока — сопки и море. Даже когда на море лед, оно все равно красивое. Я люблю пляжи Владивостока, хотя и надеялась, что они более чистые, чем оказались в реальности. Конечно, впечатляют построенные мосты.

Мои родители и сестра приезжали навестить меня в августе. Мы ходили в рестораны, катались на фуникулере, ездили на остров Попова, гуляли по Корабельной набережной. Центр Владивостока красив, особенный колорит ему придают старинные здания по улице Светланской. Мне очень нравится подводная лодка С-56, так как я очень интересуюсь военной историей. В США я посетила много военных кораблей и музеев, но такой советской подлодки не видела нигде.

О стереотипах и медведях

Первый раз в Россию меня особенно боялся отпускать папа. У мамы опасений не было — она чувствует себя русской, хоть и родилась в США, а вот папа — настоящий американец. Он до сих пор переживает, когда я бываю в России. Но после того, как я жила в Грузии в разгар военного конфликта, его тревога уже не так сильна.

Мои друзья-американцы всегда спрашивают: «В России правда все пьяные? Там много водки и очень холодно?» Стереотипов о России на Западе вообще много. Один из них, о медведях, гуляющих по улицам, кстати, подтвердился. Впервые приехав в Санкт-Петербург, я увидела прямо в центре города медведя, которого привел дрессировщик, чтобы фотографироваться с прохожими. Так что медведи на улицах России все-таки есть (смеется).

А вот миф о холодной стране развеялся, когда я приехала в Москву. Тем летом в столице жара была до сорока градусов, вокруг города полыхали пожары, и я объясняла друзьям — в России не всегда холодно, а бывает очень жарко. Во Владивостоке зимой, конечно, мороз и сильный ветер. Зато здесь много солнца, а это очень поднимает настроение.

О свободном времени и бане

В Международном департаменте ДВФУ у нас хороший коллектив, и мы проводим много времени вместе. Ездили отдыхать в Пекин, ходим в рестораны на праздники, например, в честь 8 марта. Коллеги научили меня отдыхать по-русски. В ДВФУ я также занимаюсь туристическим клубом, в котором состоят студенты, аспиранты и сотрудники до 30 лет. 


Что касается русской кухни, то с ней у нас сложные отношения, ведь я — вегетарианка, а русские привыкли есть много мясных блюд.


Мне нравится ходить в баню. Что касается русской кухни, то с ней у нас сложные отношения, ведь я — вегетарианка, а русские привыкли есть много мясных блюд. Мне очень нравятся блины. Еще люблю пить чай, а в России его очень уважают и часто пьют.

В вашей стране люди любят музыку. Я ходила на выступления артистов во время джазового фестиваля и была удивлена большим количеством людей. Люблю ходить в театр. Была в Театре имени Горького. Последняя постановка, которую я смотрела, — «Шум за сценой». Слышала, что у Тихоокеанского флота тоже есть театр, и собираюсь туда сходить. Мне очень нравится балет, я с нетерпением жду открытия нового Театра оперы и балета. На первые постановки я куплю несколько билетов.

 

О новом кампусе

Я несколько раз побывала в новом кампусе ДВФУ на острове Русском. Очень хорошо, что между зданиями есть коридоры, и студентам и преподавателям не придется много ходить по улицам в морозную и ветреную погоду. Мне понравились и удобные аудитории, и уютные комнаты в общежитиях.

Конечно, переезжать на остров университету будет сложно. Никто не хочет ехать первым, так как будет очень тяжело работать на расстоянии, пока другие сотрудники останутся в городе.

Сейчас у меня договор на работу во Владивостоке до конца июля, после этого я, скорее всего, уеду. Не потому, что мне здесь не нравится. Просто мне наверняка захочется отдохнуть от России так же, как я хотела отдохнуть от Америки, приехав сюда.

О политике и правах женщин

Я серьезно интересовалась российской политикой несколько лет назад. Мне импонирует новый губернатор Приморского края Владимир Миклушевский. Он — не местный, а приезжий. Думаю, это был интересный выбор со стороны президента Медведева, ведь у неместного человека здесь нет связей с местными «олигархами».

На недавних выборах президента США я голосовала по почте. Мой голос был за Обаму. Конечно, я не совсем довольна тем, что он делал первые четыре года своего президентства, но думаю, что этот выбор намного лучше, чем Ромни. Я верю: Обама понимает, что хорошо для США. Мне важны права человека, права женщин, гомосексуалистов, а Ромни совсем не понимает этого.


Я верю: Обама понимает, что хорошо для США. Мне важны права человека, права женщин, гомосексуалистов, а Ромни совсем не понимает этого.


Я считаю, что американских компаний во Владивостоке должно быть больше. Но развивать бизнес американцы не спешат из-за стереотипа о развитой коррупции в России. Сама я никогда не сталкивалась здесь с коррупцией. Конечно, слышала, как люди платят деньги, чтобы не служить в армии, или что за деньги можно обойти многие законы, но сама с этим не сталкивалась ни на улицах, ни в университете.

О свободе слова в России

Я читаю вашу прессу: «Российскую газету», «Известия» и «Коммерсант». Смотрю Первый канал. Я изучала вопрос свободы слова в России и считаю, что сегодня ситуация в этой сфере отнюдь не ужасна. Меня больше волнует, что может быть введена цензура в интернете, а это будет большой удар. Посмотрите на пример Китая!

Российские журналисты, конечно, пишут не обо всем, что происходит в стране. Например, об опасных операциях на Кавказе написано очень мало, и это плохо. Но есть в мире страны, где свобода слова ограничена намного сильнее. Меня удивило, что после «Марша миллионов» в прессе показали много фотографий и было много написано. Возможно, это объясняется еще и тем, что есть твиттер, Facebook, и свободу слова просто невозможно ограничить полностью.


Текст: Евгения Варакина. Фото: Никита Сидоров, Ксения Новикова.

Orphus system