Молодые ученые: Эколог Яна Блиновская

36-летняя Яна Блиновская заведует кафедрой защиты окружающей среды Института защиты моря и освоения шельфа МГУ имени Невельского. О том, почему молодые ученые покидают науку и кому проще добиться успеха в научной среде, она рассказала «Владивостоку-3000».


О научном пути

Мое образование отличается от нынешней сферы деятельности, хотя именно благодаря ему я получила возможность работать в такой широкой сфере. В 1998 году я окончила геофизический факультет Дальневосточного государственного университета. Моя специальность согласно диплому — географ.

Учась в университете, я попала в Тихоокеанский институт географии на производственную практику в лабораторию морских ландшафтов. После получения диплома под руководством знаменитого на Дальнем Востоке ученого и общественного деятеля Бориса Владимировича Преображенского поступила в аспирантуру. Осталась работать там же, в институте. Одновременно мне предложили работу в МГУ имени Невельского. Тогда Института защиты моря здесь еще не было, а был Центр по предотвращению техногенных последствий. После реорганизации центр превратился в институт, в нем образовалась кафедра, которую я возглавила. В этой должности работаю уже четыре года.

В 2001 году я защитила кандидатскую диссертацию, получила степень кандидата географических наук. Защищалась в Тихоокеанском институте географии по специальности «Рациональное природопользование и охрана окружающей среды». В 2011 году я получила подтверждение своей степени доктора технических наук по специальности «Экология в химии и нефтехимии». Перепрофилирование связано непосредственно с моей работой в институте, где основной акцент делается на защите акваторий от нефтяных и других форм поверхностного загрязнения. Сейчас я специализируюсь на информационных технологиях, защите окружающей среды от нефтяных загрязнений именно в плане инженерных и информационных аспектов.

О работе с людьми

Помимо всего этого, я пять лет отработала педагогом в средней школе №51 — преподавала географию. Это был тоже невероятный опыт, потому что школа и работа с детьми накладывают определенный отпечаток, позволяют сформировать собственное мировоззрение, научиться находить общий язык с людьми разных возрастов.

В рамках своей институтской деятельности мне приходится сталкиваться с сотрудниками разных сфер промышленности. Часто мы работаем с нефтяными компаниями Сахалина — Exxon,  Сахалинморнефтегаз, «Сахалинская энергия», сотрудничаем с администрациями морских портов. Я выступаю в качестве инструктора при обучении их специалистов.

Уникальные разработки нашего института позволяют не только проводить обучение специалистов в области экологической безопасности, но и разрабатывать системы принятия решений и модели, связанные с предупреждением разливов нефти и нефтепродуктов. Именно этим вопросам была посвящена моя докторская диссертация. Такие учения, в том числе и с участием наших зарубежных коллег, мы проводим с 2002 года. В частности, береговая охрана США проявляет огромный интерес и активно участвует в наших мероприятиях.

Об экологической ситуации

У нас очень большая международная программа, направленная на обеспечение экологической безопасности. Я являюсь экспертом региона NOWPAP (North-West Pacific Action Plan) в области предупреждения поверхностного загрязнения и национальным координатором по организации экологических акций, например, очистке побережья от мусора. В конце октября в разных районах Приморского края, и Владивостоке в частности, прошла серия таких акций. Существует международный альянс «План действий северо-западной Пацифики», который объединяет в себе активность России, Южной Кореи, Китая и Японии. Эти страны договорились о сотрудничестве на случай чрезвычайных ситуаций разного характера — нефтяного загрязнения, трансграничного загрязнения, загрязнения воздуха и других. Мне посчастливилось быть в числе его экспертов. Мы регулярно не только организуем совместные встречи, но и приглашаем специалистов во Владивосток, обмениваемся опытом, ездим к ним. Минувшим летом во Владивостоке прошел форум «Природа без границ». В числе его основных вопросов было трансграничное загрязнение. В рамках этого форума мы провели целый комплекс мероприятий — организовали экологическую акцию в детском центре «Океан» и провели секцию, в которой выступили специалисты разных стран по проблемам загрязнения акваторий портов.


Состояние портовой акватории Владивостока в бухте Золотой Рог никуда не годится. Проблемы ее загрязнения мы постоянно озвучиваем, 

но из-за нормативных несоответствий

и несовершенства российского экологического законодательства, 

не всегда мы имеем возможность реализовать предпринятые шаги.


Те очистные сооружения, которые построены сейчас во Владивостоке, уже несколько устарели. Процедура согласования и внедрения этого объекта в жизнь была очень длительной, а технологии развиваются очень быстро. Но это на данный момент не слишком принципиально, поскольку город более 150 лет жил вообще без каких-либо очистных сооружений. Все эти годы неочищенные стоки, а с развитием промышленности они стали носить и патогенный характер, сбрасывались в акваторию. Но в строй введен не весь комплекс сооружений, а только одна его составляющая — северные. Поэтому рано говорить, как быстро очистится городская акватория. Это процесс отнюдь не быстрый. Загрязнение настолько интенсивное, что требуется, по крайней мере, десяток лет, чтобы очистить то, что скопилось в воде.

«Можно сказать, что Золотой Рог — это "гнойник" не только для залива Петра Великого, но и для всей акватории Японского моря». Яна Блиновская

Несколько лет назад мы проводили исследования поверхностного загрязнения бухты Золотой Рог. Когда мы подсчитали, сколько на поверхности акватории находится нефтепродуктов, получили шокирующую цифру — 3,5 тысячи тонн. Это только в приповерхностном слое, 5-10 сантиметров! Это загрязнение отчетливо видно даже на спутниковых снимках.

Можно сказать, что Золотой Рог — это «гнойник» не только для залива Петра Великого, но и для всей акватории Японского моря. Если мы сейчас не предпримем каких-то действий, то все это приведет к самым печальным необратимым последствиям. Уже сейчас и Золотой Рог, и Амурский залив можно отнести к категории зон экологического бедствия.

О перспективах молодых ученых

Должность заведующего кафедрой предполагает и работу со студентами. Мы готовим специалистов и бакалавров по направлению «Техногенная безопасность». Наши выпускники могут применить свои знания в самых широких областях, их задействуют на любом производстве, где есть процессы, связанные с обеспечением экологической, промышленной безопасности, охраной труда.

Если судить по статистике документов, которые подаются на аналогичные специальности в дальневосточном регионе, наша специальность пользуется у абитуриентов большой популярностью. Это связано еще и с тем, что сегодня экологические проблемы являются приоритетными для государственной политики. Если некоторое время назад государство дистанцировалось от проблем экологии, то сегодня эколог — помощник и инструмент, позволяющий оптимизировать деятельность предприятия, организовать ее гармонично. Хотя ценность этого работника понятна еще не всем предприятиям. В то время как в зарубежных компаниях ценность и роль экологов и инженеров по этому направлению повышается.


Если некоторое время назад государство дистанцировалось от проблем экологии, то сегодня эколог — помощник и инструмент, позволяющий оптимизировать деятельность предприятия, организовать ее гармонично.


Наши выпускники при желании могут найти престижную работу по специальности, таковы сегодня потребности рынка труда. Но при этом есть другой вопрос. Выпускник, не имея много практических навыков, попадает на самую низкую должностную ступеньку и, соответственно, получает не самую высокую зарплату. А студенты, которые в ходе обучения подрабатывают в разных сферах, устраиваясь на работу по специальности, зачастую получают меньше, чем привыкли. Те, кто готовы переждать этот момент и повысить свой профессиональный статус, со временем достигают высоких социальных и профессиональных планок.

Июль 2012 года. Экологическая акция по очистке побережья от мусора (International coast cleanup – ICC) в рамках VI Международного экологического форума «Природа без границ». Главным организатором мероприятия выступил Институт защиты моря и освоения шельфа МГУ имени Невельского.

В Приморском крае сейчас развивается нефтегазовый кластер. Функционирует нефтяной порт в поселке Козьмино, планируется постройка Восточного нефтеперерабатывающего комплекса, поэтому наши исследования и программы сейчас невероятно актуальны. Недостатка в работе мы с коллегами не испытываем. География нашей деятельности включает практически Сахалин, Хабаровский край, Якутию. В последние годы, когда активизировалась разработка арктического шельфа, мои коллеги из Всемирного фонда дикой природы (WWF) стали привлекать меня в качестве эксперта. Вместе мы разработали методические указания по картографированию зон собой экологической чувствительности.

Конечно, когда выпускник делает выбор между работой в науке и других сферах, финансы играют первоочередную роль. Несмотря на не слишком значительную финансовую поддержку со стороны государства, в нашем институте имеется достаточное количество аспирантов. Студенты уже на этапах выбора будущей специализации ориентируются на продолжение обучения в аспирантуре. Нельзя сказать, что от желающих остаться в науке нет отбоя, но все же они есть.

При реализации своих проектов мы активно сотрудничаем с различными академическими и профильными институтами, в частности с Центром гигиены и эпидемиологии, с которым разрабатываем проекты по оценке шумового и электромагнитного загрязнений. Взаимодействуем мы и с Институтом географии, и с Институтом биологии моря ДВО РАН, общественными организациями. Например, с Всемирным фондом дикой природы у нас давние тесные контакты, и они привлекают наших специалистов и поддерживают их финансово — в виде грантов. Таким образом, специалисты и аспиранты могут не только повысить свой статус и профессиональный уровень, но и получить поддержку материального характера.

О гендерных различиях в науке

Мужчинам в науке все же проще, чем женщинам. У нас еще сохранились сложные гендерные взаимоотношения, когда мужчина считается добытчиком, а женщина — хранительницей очага. Прослеживаются моменты, когда мужчина в науке имеет больше преференций.

Научное сообщество, конечно, старается соблюдать объективность. Играет роль количество и качество исследований ученого. У нас много великих женщин-ученых, и никто не умаляет их заслуг. Но если брать общую научную среду, особенно на первых этапах становления специалиста, то проще все-таки мужчинам. Они имеют больше свободы. Одновременно можно проследить тенденцию, что женщины сегодня чаще становятся лидерами во многих сферах — не только в науке, но и в бизнесе, административных структурах.


У нас много великих женщин-ученых, и никто не умаляет их заслуг.

Но если брать общую научную среду, особенно на первых этапах становления специалиста, то проще все-таки мужчинам.


Многое все же зависит от личностных качеств человека. Те, кто хочет посвятить себя науке, должны обладать, прежде всего, целеустремленностью. Если поставить перед собой цель и наметить этапы ее достижения, то нет никаких ограничений.

Для молодых ученых создаются необходимые предпосылки, позволяющие им расти профессионально. Есть грантовые программы, система поддержки молодых специалистов. Возможностей много, но ими нужно захотеть воспользоваться. А реализоваться в выбранной сфере поможет именно целеустремленность. Молодой специалист, приходящий на работу, зачастую считает, что его должны обеспечить зарплатой, условиями труда и прочим необходимым. Кто будет ценить такого работника? А если работник проявляет инициативу, вносит предложения, позиционирует себя как перспективного, то для него везде будет зеленый свет.


Текст: Евгения Варакина. Фото: Никита Сидоров, smitsmitty.livejournal.com.

Orphus system