Молодые ученые: Химик Евгений Сигида

«Владивосток-3000» поговорил с 27-летним химиком Евгением Сигидой из Владивостока, который, оставив научную деятельность, отправился работать на Сахалин.

О выборе професии

На самом деле, во всем виновата мама. Есть в психологии такой термин — импрессия, когда наиболее яркое впечатление детства накладывает отпечаток на всю жизнь. Мама показала мне эксперимент: взяла пробирку, добавила соды и уксуса — появилась пена. Меня это так впечатлило, что выбор профессии был предопределен.

Удачно выступив на краевой олимпиаде, я поступил на химический факультет ДВГУ без экзаменов. После окончания кафедры химического анализа и экспертизы, не стал размениваться и остался работать сначала лаборантом, а после получения диплома — инженером. Начал немного преподавать, поступил в аспирантуру. В тот период в науке были «голодные» времена, университет не получал достаточной финансовой поддержки. Молодым преподавателям, аспирантам и инженерам было сложно заниматься только научной деятельностью. Приходилось подрабатывать — ремонтировал компьютеры, был официантом, барменом. Пару раз приходилось обслуживать своих же студенток в кафе. В итоге нашел интересную вакансию в иностранной компании, подал резюме. В течение полугода проходил собеседования, а в 2008 году меня пригласили на работу в Champion Technologies.

О системе обучения

Мне повезло окончить институт до присоединения России к Болонскому процессу и реорганизации форм обучения. В вузе я научился главному — получению информации из разных источников, синтезу ее в новое и анализу. Собственно, меня научили думать. Сейчас программы обучения изменились: урезали часы и ввели новые предметы. По общему мнению тех, кто сегодня преподает, система образования стала объективно хуже советской. Специалистов, которые выходят из стен институтов, сейчас трудно сравнивать с теми, кто был двадцать-тридцать лет назад. В 70-е годы на химфаке был конкурс шестьдесят человек на место, сейчас — меньше единицы.

О востребованности

На химфак люди идут за идею, здесь нет тех, кто случайно поступил. И все они, как химики, так и физики, в большинстве своем люди «не от мира сего» — не очень хорошо социализированы, оторваны от реального мира. А чтобы найти хорошее место работы, необходимо уметь грамотно себя подавать, искать, добиваться и доказывать, что ты достоин. Но грамотный специалист будет востребован на рынке в любом случае. Особенно в таких наукоемких и инженероемких отраслях, как нефтедобыча и нефтепереработка, транспорт и строительство.

В Приморском крае химики не востребованы: у нас нет профильных производств или заводов. Есть либо институты ДВО РАН и ДВФУ, либо контролирующие организации по типу Роспотребнадзора, либо ведомственные лаборатории МВД, ФСБ и других структур. Химфак выпускает ежегодно 15-18 человек, но по специальности работает минимум — нет рабочих мест. Много людей уходят в бизнес, начинают работать в сфере продаж и логистики.

Champion Technologies Inc. является третьей по размеру компанией в мире по поставке химикатов и услуг для нефтегазовой промышленности. Компания предлагает широкий ассортимент запатентованных специализированных реагентов, а также обеспечивает техническое решение проблем, возникающих в нефтегазовой промышленности.

О месте работы

Champion Technologies поставляет химикаты, которые используются на заводах по очистке нефти. Отработав в компании три года в позиции инженера, я стал ведущим инженером, заменив иностранного коллегу. Сейчас у меня в подчинении два инженера и лаборант, все — мои соотечественники. А вот начальник нашего подразделения — американец.

Компания поделена на две части: сахалинский офис и «поле» — непосредственно промысловый объект. Объектом является проект «Сахалин-1», расположенный на севере острова Сахалин, где происходит добыча нефти с морской буровой платформы и двух наземных буровых участков. Вся нефть по нефтепроводам поступает на завод по очистке, где я работаю. После очистки скважинного флюида от песка, механических примесей, воды и газа, нефть перекачивается через Татарский пролив по нефтепроводу в Хабаровский край. Там находится наливной терминал, где танкеры заполняются нефтью и увозят «черное золото» в страны Азии.

На плечах нашего подразделения и, в частности, моих лежит ответственность за то, чтобы экспортная нефть, которая ежедневно уходит с завода, соответствовала нормативам качества. Если я сделаю свою работу некачественно, нефть пойдет некондиционная, а это — большие убытки для всего проекта «Сахалин-1».

О стандартах компании

Иностранный коллектив и его стандарты работы — это субординация, подчинение и работа на цель, когда ставятся жесткие временные рамки. Есть такое понятие, как KPI — Key Performance Indicators, ключевые показатели эффективности. Наша компания — подрядная организация, где заказчик устанавливает KPI, которых мы должны достичь. Качество нефти, отсутствие коррозии оборудования завода и нефтепроводов, своевременные поставки химикатов и прочее. На заводе нет места свободному эксперименту «а давай-ка я сделаю вот так и погляжу, что получится». Нет полета фантазии и творчества, работа рутинная. Конечно, большой плюс — это стабильная зарплата, которая гораздо выше, чем в институте и науке. В иностранной компании меня научили основным принципам работы в жесткой вертикали подчинения — работать на результат.

О возвращении в науку

Сегодня ситуация в науке немного изменилась, по сравнению с тем моментом, когда я увольнялся. Подняли зарплаты, предоставили новые возможности — появились современные приборы, стало интереснее работать. Сейчас я бы еще подумал, уходить ли из института. Но в 2008 году было плохо с приборами, не хватало реактивов и приходилось выживать только на одну зарплату. Тогда за работу инженером на полставки и преподавание в ДВГУ и ТГЭУ я получал семь тысяч рублей, при условии, что съемная квартира стоила девять. К тому же не было ощущения, что моя работа — я занимался изучением антибиотиков в продуктах питания — кому-то нужна.

Вернуться в науку? Это сложно. ДВФУ переезжает на остров Русский, а здание «Школы естественных наук», куда входят химики, биологи, экологи, математики и физики, не построено. Так что здесь пока в науку возвращаться некуда. Но, если останусь на Дальнем Востоке и ДВФУ заработает в полную мощность, надеюсь, что смогу вернуться и посвятить науке свободное время. Конечно, хочется посмотреть другие страны. Чтобы расти как профессионалу, нужно работать на разных объектах, встречаться с разными проблемами и разными системами.

Текст: Евгения Варакина. Фото: Митя Кузьменко, архив Евгения Сигиды, champ-tech.com

Orphus system