Время читать: Культурная интервенция Максима Жука

«Владивосток-3000» спросил у Максима Жука, доцента кафедры романо-германской филологии ДВФУ, о том, что происходит с культурой чтения в современном обществе.

Максим Жук, 32 года.
Доцент кафедры романо-германской филологии ДВФУ, кандидат филологических наук,
преподает историю зарубежной литературы. С 2009 года читает во Владивостоке публичные лекции.

Почему люди стали читать меньше или вовсе перестали читать? С начала 90-х годов в России идет агрессивное наступление массовой культуры: гламурных журналов, идиотских телеканалов и реалити-шоу. Посмотрите, насколько меньше стало радиоспектаклей и культурных программ. Люди все больше погружаются в интернет и социальные сети, в надежде найти там информацию, которую раньше обеспечивала книга. Человека просто зомбируют, навязывая искусственные ценности. И выросло уже не одно поколение, воспитанное на массовой культуре. Выросло и уже создает себе подобных, заводя семьи и рожая детей.

Но во все времена процент обывателей и интеллектуалов в обществе был примерно одинаков: девяносто к десяти. И природа каким-то образом сохраняет популяцию интеллигентов. Владимир Вернадский говорил, что это неизбежно в любом случае. Все равно есть люди, которых невозможно зомбировать, которые рождаются с потребностью узнавать то настоящее и подлинное, что дает искусство. Кто-то очень хорошо сказал: «Гений может прийти из ниоткуда».

Популяризация чтения — это очень сложная проблема, которая должна решаться на уровне государственных программ. Важно понимать, что чем больше денег потратят на культуру и ее развитие, тем меньше надо будет тратить на содержание тюрем и исправление преступников. Культура — это не такая бесполезная вещь, как многим кажется.

В системе образования сейчас происходит какая-то «фурсенковщина» — в школах и университетах сокращаются учебные часы на литературу и другие гуманитарные предметы. Это общие тенденции, которым преподаватель литературы мало что может противопоставить. Ему только остается выполнять свой профессиональный долг: как можно интереснее читать лекции, используя новые методики обучения. Я среди первокурсников периодически вижу «детей-инвалидов», у которых к семнадцати годам интеллект и сознание просто размыты массовой культурой. Ты смотришь им в глаза и видишь заднюю стенку черепа. Чтобы я ни говорил о Гомере, Софокле, Аристофане или Горации — это бесполезно, оно просто растворяется в «кислой среде» сознания, сформированного массовой культурой.

На самом деле, хипстеры и их псевдоинтеллектуализм — это хорошо. Пусть они занимаются этим даже на поверхностном уровне, сам антураж хипстеров неслучаен — очки с нулевыми диоптриями как принадлежность к интеллектуальному кругу. Пусть будет модно смотреть Кустурицу или ходить с книгой Джойса, потом это может привести к более серьезным вещам. Хипстеры — это еще один показатель, что молодые сопротивляются потоку массовой культуры.
 

Максим Жук в эксклюзивном интервью для «Владивостока-3000»

Насчет моих публичных лекций — это не такой уж и необычный формат. В 80-е годы всесоюзное общество «Знание» во Владивостоке регулярно устраивало публичные лекции преподавателей и организовывало любительские театральные постановки. Например, в ТЮЗе (сейчас Театр Молодежи — прим. ред.) моя коллега Жанна Вальтеровна Курдина читала лекцию перед постановкой «В ожидании Годо» Сэмюеля Беккета. Так что я просто продолжаю традиции нашей кафедры, получая новый опыт и огромное удовольствие. Очень важно делиться тем, чем обладаешь. Есть хорошая французская пословица «Что не отдано, то потеряно», чем больше ты отдаешь, тем больше получаешь.

Все то, что я делаю за рамками обычных учебных занятий, я для себя называю «культурной интервенцией». Мои публичные лекции — это личный проект, который пускай и не в космических масштабах, но все-таки формирует культурную среду города, в котором я живу. В таком пространстве мне приятнее находиться. Чтобы чтение было популярным, всеобщим, нужны, конечно, группы энтузиастов, а не одиночки. В Москве и Петербурге, например, есть, так называемый, коучинг — объединение преподавателей (не только гуманитарных специальностей), когда люди бесплатно или за небольшие деньги читают лекции, которые размещаются потом на специальном сайте.

Чтение развивает аналитическое мышление — человек не читает хорошую книгу автоматически только ради сюжета. Чтение как традиционной (классической), так и модернистской литературы заставляет человека анализировать текст: как, почему и о чем эта книга написана. Вряд ли кто-то сможет читать Гомера, Джойса, Толстого или Достоевского как гламурный журнал, не используя свои интеллектуальные способности.

Больше информации о публичных лекциях и проектах Максима Жука можно найти здесь.

Чтение расширяет интеллектуальный горизонт и развивает эрудицию. Чтобы понять Бальзака, Диккенса или Фаулза, мало их прочесть, нужно иметь представление об истории искусства, философии, политике, культуре. Литературу как комплексный феномен нельзя заменить социальными сетями и телевизором. В этом отношении мы никогда напрасно не читаем книг, кроме, конечно, откровенного мусора.

Для чего нужно искусство в целом? Оно показывает человеку, что кроме его телесного бытия и материальных вещей есть нечто очень важное, «сверх тебя» — трансцендентное, духовный абсолют.

Кроме того, благодаря искусству, мы видим связь прошлого с нашим настоящим и будущим. Когда мы со студентами разбираем такие романы, как «Гроздья гнева» Джона Стейнбека, «Сто лет одиночества» Маркеса, «Жерминаль» Эмиля Золя, то видим, что в современной реальности действуют те же социальные и духовные силы, которые были сто и тысячу лет назад. И человека, который вооружен этими знаниями, сложнее зомбировать, он прекрасно чувствует, когда его пытаются использовать.

Литература формирует представление о нравственности, проще говоря, о добре и зле. Поэтому и говорил Максим Горький: «Всему лучшему, что есть во мне, я обязан книгам».

Время читать никогда не проходило.

Текст: Елена Белова. Видео: Виктор Лепский. Музыкальное интро к видео: Дарья Копылова.

Фото: that blonde girl, promo.

Благодарим за помощь в съемках кафе «Финт ушами»

Orphus system