Биргитта Ингемансон: Мой самый любимый роман — «Мастер и Маргарита»

Профессор Биргитта Ингемансон во время своего визита во Владивосток рассказала о курсе «Русский фильм», о том, почему американцы любят Достоевского и почему обычно не смотрят иностранные кинокартины.

Биргитта Ингемансон, 67 лет. Родилась в Стокгольме (Швеция).
Профессор Вашингтонского государственного университета в Пульмане (США).
Преподает русский язык, литературу и курс «Русский фильм» на кафедре иностранных языков и культуры. Свободно говорит по-русски.
Сделала из уникального эпистолярного наследия американки Элеоноры Лорд Прей, жившей во Владивостоке в начале 20 века, своеобразный документальный роман.
В 2008 году книга «Письма из Владивостока (1894-1930) / Элеонора Лорд Прей» была выпущена тихоокеанским издательством «Рубеж», стала бестселлером и была уже дважды переиздана.
В 2011 году вышла книга Биргитты Ингемансон о доме Элеоноры Прей в Почтовом переулке — «Солнечный дворик. Владивостокская повесть».
В 2012 году Ингемансон представила во Владивостоке две новых книги об Элеоноре Прей — «Владивостокский альбом» и «Избранные письма».

Вашингтонский государственный университет в Пульмане (США)

Один из курсов, который я веду в Вашингтонском государственном университете, называется «Русский фильм». Год назад на нем было около ста сорока человек, которые одновременно занимались в большой аудитории. Курс предназначен для студентов, которые не говорят по-русски, и поэтому я читаю его на английском. Мне было важно, чтобы ученики могли открыто общаться друг с другом — это становилось возможно, когда они делились на группы, и я могла услышать и увидеть каждого. Конечно, помогает радиомикрофон, без него было бы совсем тяжело.

В основе курса «Русский фильм», как следует из названия, положены именно русские кинофильмы. Я преподаю не науку создания кино, а показываю, как его «читать» и что учитывать: светотеневые рисунки, музыку, диалоги, конфликты. На это уходят первые две недели, затем мы смотрим 12 фильмов — по одному в неделю, в качестве домашнего задания.

Перед просмотром я всегда пишу студентам о том, на что стоит обратить внимание. Ведь это же не просто развлечение, нужно смотреть и думать, рассуждать. Зритель должен быть интерактивным. Зритель должен работать, как и режиссер, который снимал этот фильм. И если у моих учеников появляются вопросы, то я отвечаю на них до начала урока, потому что на самом уроке они должны слушать, что говорят другие.

Я рекомендую своим студентам искать нечто общее между культурами, а не акцентировать внимание на различиях. 

Обычно американцы не смотрят иностранные фильмы. Возможно, все дело в том, как они воспитываются. Конечно, есть люди с хорошим кругозором, кто много путешествует. Но, вообще, американцы интересуются только своей культурой. Очень часто говорят: «Америка лучше всех». Хорошо, что у нас есть студенты, которые учились в России, Европе или Китае, — их восприятие мира существенно отличается.

Принцип работы на курсе следующий: поток делится на группы, каждой из которых я задаю определенный вопрос. Они его обсуждают, а затем смотрят отрывок из фильма. Здесь важно, чтобы они видели и «несказанное» —  то время, когда герои молчат, идут просто по улице или находятся наедине с собой. Часто бывает, что точки зрения студентов не совпадают, а они хотят одного верного ответа, единой правды. А ее — нет, возможны разные мнения. Можно думать, что угодно о замысле режиссера, но каждый привнесет в это понимание нечто свое. Например, у Павла Чухрая в фильме «Вор» есть сцена, когда герой Владимира Машкова показывает потрет Сталина, вытатуированный у него на груди, — и мои студенты не могут понять реакцию героев, которые с таким страхом на него реагируют. Потому что они знают о Сталине только то, что был такой плохой человек. Мне важно, чтобы студенты знали о контексте Советского Союза, понимали хорошие и плохие стороны России и Америки — об этом мы также говорим.

Кроме «Вора» мы смотрели «Утомленные солнцем» Никиты Михалкова и его же фильм «Урга: Территория любви». «Урга», кстати, очень интересна — там присутствует конфликт трех культур: китайской, монгольской и русской. Однажды я показала студентам черно-белый фильм 60-х годов «Дама с собачкой» Иосифа Хейфица. Я хотела объяснить им, что в нашей жизни есть ситуации и моменты, которые не зависят от времени: проблемы семейных отношений, конфликты поколений, вопросы морали. Ту же цель я преследовала при работе с книгой Элеоноры Прей — показать, что люди и сто лет назад были такие же, как и мы. Меняются только атрибуты, правила этикета и одежда.

Первый вопрос, который я задаю студентам на курсе — прошу рассказать, что они знают о русских. Они обычно говорят: «Меховые шапки, домики в снегу, мужики с оружием, пляски и разбитые стекла». 

Кроме «Русского фильма» в колледже при университете я преподаю русскую литературу. Это небольшие по количеству человек курсы, когда все студенты могут собраться вокруг одного большого стола. Недавно, например, мы читали «Мастера и Маргариту» Булгакова, «Бесы» Достоевского и, конечно, Пушкина.

Федора Михайловича Достоевского я особенно люблю, а студентов обычно пугает перспектива прочесть восемьсот страниц «Братьев Карамазовых». Очень трогательно было, когда мы говорили о трех братьях: Мите, Алеше и Иване. О том, что каждый из них представляет определенный тип личности. Моим студентам нравилось проецировать характеры и образы братьев на себя. Как-то один из моих учеников пришел угрюмым и усталым, сказав: ««Я не могу спать, потому что думаю, что я — Митя. Он тоже слишком много пьет, много гуляет и у него тоже есть две подруги, которые ненавидят друг друга». Иногда на курсе бывают верущие студенты, которые ходят с Библией. В таких случаях я обычно говорю, что мы смотрим на текст без библейского анализа, чтобы не задеть религиозных чувств. На самом деле, я думаю, что они любят Достоевского, несмотря на его сложность. Мы читаем и много разговариваем о том, какой мир он создает. 

Мой самый любимый роман — «Мастер и Маргарита».Четыре религиозные главы в нем — это просто шедевр. Иногда верующим студентам тяжело его воспринимать: они думают, что Михаил Булгаков просто посмеялся над религией, хотя здесь просто показана другая сторона преданий об Иисусе.

Сейчас я снова регулярно открываю Пушкина, Лермонтова, Ахматову. Для меня несложно читать их на русском, так как это небольшие произведения. Хочу перечитать в оригинале «Идиота» Достоевского, Константина Паустовского, некоторые советские романы.

Кстати, есть прекрасная пара переводчиков — Ричард Пивер и Лариса Волохонская, которые переводят на английский всех русских классиков. Я часто сравниваю оригинал с их переводом, чтобы увидеть, как русская фраза звучит по-английски.

Текст: Елена Белова. Фото: Vita, wsu.edu

Orphus system