Зона возврата: Музыкант Рон Стал из Голландии

Голландец Рон Стал уже в десятый раз приезжает во Владивосток. Накануне концерта музыкант рассказал «Владивостоку-3000» о своей любви к городу и к русским.

Владивосток — это русский город с азиатской атмосферой. Я вырос в Европе, и там Китай — это дальний восток, а на западе — Америка. С этой точки зрения Россия — совершенно другой мир, здесь Китай находится на западе.

Однажды после окончания тура мюзикла в Голландии я решил, что хочу отправиться путешествовать — куда-нибудь в Азию. Я начал искать варианты и узнал о Транссибирской магистрали. Идеально — я мог не только добраться до Китая, но и по пути увидеть Россию. Это был январь, я ехал в двухместном купе, и мир открывался для меня. Вдруг я увидел русскую деревню, отличную от европейской — по архитектуре, философии, кухне. Конечно, я всегда говорю, что между нами больше общего, чем различий, но ведь именно различия интересны.

Через неделю я наконец-то прибыл во Владивосток. Это был первый день, когда я вышел из поезда больше чем на полчаса. Этот мир показался другим, у меня возникло ощущение, что я между Китаем и Россией. Тут мне захотелось что-то сделать, создать. Я понял, что уже прибыл в пункт конечного назначения.

Первым моим другом стал пианист Евгений, благодаря ему я познакомился со многими людьми. Я остался во Владивостоке до последнего дня действия моей визы, купил билет домой, но этот билет был в два конца — я мог приехать обратно через две недели. Помню, в то время у меня была одна мысль — вернуться сюда.

Совершить что-то ненормальное — это как прыгнуть в другой мир. Если делаешь что-то неординарное, это не всегда несет позитивные — а чаще очень тяжелые — последствия, но чрезвычайно захватывает. Когда я приезжаю сюда в десятый раз, то прекрасно понимаю, что я не просто турист, а уже часть реальной жизни здесь. И все равно мне нравится Россия, мне нравятся русские.

Сейчас, во Владивостоке, я хочу оказаться в Голландии, а когда я в Голландии, меня тянет вернуться во Владивосток — приходит понимание красоты этого города.

Вещи, которые мне не нравятся, не привязаны к месту — это проблемы в отношениях между людьми. А конкретно в России: что ж, вот я смотрю в окно или гуляю по пляжу и вижу мусор — это часть русской жизни. Мне хочется, чтобы этого не было.

Я определенно люблю замечательную владивостокскую зиму. Понимаю, что русским хочется больше снега — но у вас его куда больше, чем в Голландии, где облачно, дождливо и около двух-трех градусов тепла. А здесь каждый день ясно — то прекрасно! Мы даже не понимаем, что каждый день ходим под солнцем.

Вообще мне нравятся многие вещи в русском менталитете. Правда, иногда люди здесь очень закрыты. Часто они очень красивы — русские в общем очень красивые люди — но неэмоциональны.

Не могу согласиться со стереотипом, что люди в России не улыбаются. Конечно, они не такие, как американцы — те, напротив, очень позитивные, и иногда их дружелюбие фальшиво, слишком избыточно. Сдержанность русских может даже нравиться.

Еще мне нравится консерватизм в отношениях между мужчиной и женщиной. Мужчина дает женщине защиту, обеспечивает ее, а она взамен отдает себя — в России эта структура гораздо четче выражена, чем, например, в Голландии. Сложно сказать, плохо это или хорошо — просто есть, и это даже забавно. Я по-своему верю в любовь — для меня она не означает принадлежать одному человеку. Иногда это очень непросто. Порой я думаю, что правда — это посвящение себя кому-то единственному. И тем интереснее быть в России — для меня в этом плане Владивосток точно неподходящее место.

Я с удовольствием хожу в Presto, в бар «Другое место», мне нравится рынок неподалеку. Место, где я особенно люблю обедать и ужинать, — «Кофейка», это русский фаст-фуд, здоровый, недорогой и вкусный.

Во Владивостоке я смог издать CD для голландского и русского рынка. Много возможностей для города и музыкантов дает приморская филармония — организовывает международные мероприятия, концерты американцев и европейцев. Мое второе выступление было в Пушкинском театре — это было очень интересно, в нем я будто чувствовал историю страны.

Каждый раз, когда я приезжаю, я вижу изменения — вот мост, например. Я, наверное, не застану момент, когда его стороны соединятся, но мне очень этого хотелось бы — это ведь часть истории Владивостока. Но главные изменения — в людях, они стареют, уезжают. Каждый раз я возвращаюсь к другим людям — они находятся на новой стадии своей жизни.

Во Владивостоке у меня есть возможность давать концерты, уроки и лекции для студентов. Но самое главное — здесь мои друзья. Это студенты, музыканты, просто русские люди разных профессий. Один из моих друзей позволяет жить мне у него в любое время, отдает мне свою комнату. Моя подруга Женя навещала меня в Голландии — и я был очень рад показать ей свою страну.

В путешествии нужно видеть настоящую жизнь. Например, в Нидерландах посещать не только центр Амстердама, но и деревни, жить в домах простых жителей — и они будут готовить вам привычную в этих местах еду, покажут дороги, по которым ездят и ходят каждый день. Конечно, нужно поехать и в Амстердам, чтобы увидеть старинные дома XVII столетия. Но там вы встретите больше иностранцев, чем голландцев.

Я достаточно свободен — у меня пока нет семьи, зато есть желание путешествовать. Последнее дарит особенное ощущение — чувствуешь себя в необычной ситуации и открываешься с новых сторон. Это все равно, что вас переместить в Южную Америку, где нет кого-либо знакомого, где вы будете заводить новых друзей, и это заставит вас поменяться, не кардинально — ведь, конечно, в каждом из нас хранится часть истории — но раскроет интересные аспекты характера. Владивосток для меня — это как еще один родной дом на этой планете.

24 марта в 19:00
в библиотеке
им. М. Горького пройдет акустический концерт Рона Стала. Для того чтобы попасть на концерт, нужно зарезервировать место. Билет стоит 300 рублей

Что будет, если всех амстердамцев поменять местами с жителями Владивостока? Хм, наверное здесь появятся кофешопы. И тогда все владивостокцы приедут обратно.

Текст: Рада Клименко. Фото: Юлия Мельникова.
Благодарим Алексея Коропского за помощь в переводе

Orphus system