Выход в море: Экипаж барка «Седов» делится впечатлениями

Во время открытого трапа на парусном судне «Седов» экскурсии по барку проводили молодые ребята — юные моряки. Некоторые из них, а также капитан барка Николай Зорченко, рассказали о том, почему они выбрали такой нелегкий путь в жизни и чем им запомнился город Владивосток.


Влад Романчуг, 18 лет, Архангельск

Если честно, я никогда не мечтал стать моряком. Все вышло ситуативно. Мне просто нравится море, ведь в этом есть своя романтика. Со стороны может показаться, что здесь только интересно, но это не так: как и на любом другом судне, бывает тяжело. Но я знаю, что все не зря: закаливается и характер, и сила духа, даже поступать хочется по-иному — более мужественно.

Владивосток — очень красивый город. Больше всего привлекло внимание нестандартное расположение зданий: все на сопках, на возвышенностях. А люди доброжелательные и обходительные. Только холодно у вас очень.

Азамат Мустаев, 20 лет, Астрахань

Я долго не выбирал, куда поступать после школы: сразу отправился в Астраханский технический университет, как и большинство других ребят. Перед приемной комиссией посоветовался с работниками университета на счет поступления, и выбрал Институт морских технологий, энергетики и транспорта. На «Седов» попал в связи с обязательной учебной практикой.

Я здесь всего неделю, а впечатлений набрался на всю жизнь! Больше всего запомнился момент, когда впервые увидел парусник. Он очень большой! Мы даже представить себе такого не могли. Поначалу было трудно, особенно из-за перемены времени и климата, а сейчас более или менее привыкли. Нам дали несколько увольнений в город, провели экскурсию: Владивосток понравился всему экипажу. Мы его со всех сторон успели сфотографировать!

Андрей Колюка и Сергей Леонов, 17 лет, Мурманск

Андрей: У меня отец — моряк, поэтому и я решил пойти, что называется, по его стопам. Работа на паруснике «Седов» — наша обязательная практика. Пока нам все нравится: и работаем, и спим, и едим (смеется). Особенно плохого пока ничего не происходило. Кроме погрузки весом в сорок тонн, наверное. Это же и стало самым ярким впечатлением за весь поход. Но это пока, а что дальше будет — неизвестно!

Сергей: Еще нам запомнился мой первый наряд за то, что я курил перед построением. Не знал, что этого делать нельзя. Владивосток нам очень понравился, уже успели погулять, рассмотреть его. Мост, кстати, красивый! Только погода здесь странная: сначала дождь, потом снег, а теперь солнце светит. Необычно.

Денис Чиж, 21 год, Североморск

Для поступления в высшее мореходное заведение мне не хватило всего одного балла по математике, поэтому пошел в среднее мореходное училище на должность судоводителя. В нашем учебном заведении есть обязательная практика на «Седове», как на учебном парусном судне. Когда я только попал на корабль, он был почти пустым, мы его вооружали. 

Парусник — это романтика! Даже несмотря на тяжелый труд. Но, честно сказать, я до сих пор в раздумьях, что делать дальше, кем быть. Сложно сделать окончательный выбор, много сомнений. Я два раза сходил на берег — Владивосток напомнил родной дом: сопки, подводная лодка в центре города… Уже хочется поскорее вернуться.

Константин Кабалин, 19 лет, Архангельск

Изначально у меня не было определенной мечты или цели связать жизнь с морем. Но я всегда хотел попробовать, поэтому сейчас я здесь, на «Седове». Окончательного решения я еще не принял, нахожусь в раздумьях: может быть, стану моряком, а потом и капитаном, а может быть, займусь совершенно другим делом. Пока, так сказать, «пробую море на вкус». Первые ощущения, когда только попал на барк, были другие, более радостные, чем сейчас, несмотря на то, что прошла всего неделя. В пути моряк всегда мечтает о доме — я уже домой хочу.

Владивосток у вас красивый, чистый, дороги, как мне показалось, хорошие. Но так как он расположен на сопках, ходить тяжело и непривычно. У нас все прямое, равнинное, а здесь — то вверх, то вниз.


Николай Зорченко, капитан парусного судна «Седов»

По-моему, грузчиком быть труднее, чем капитаном. Шутка. Работа капитана, по большей части, состоит из двух частей — технической и административной. Технической частью я руковожу в качестве штурмана, слежу за кораблем, за работой механизмов. С административной частью дела обстоят сложнее, потому как это — непосредственный контакт с людьми, экипажем, властями, приходится решать множество вопросов. И во всем необходимо разбираться до мелочей. На первых порах возникают трудности и спорные вопросы. Лет через десять приходит понимание необходимости знаний, и тогда все, как говорится, становится на свои рельсы: тебе еще вопрос не успели задать, а ты уже знаешь на него ответ.

Первое мое кругосветное путешествие состоялось двадцать лет назад, когда я был старшим помощником на судне «Паллада». В 2007 году, уже будучи капитаном «Паллады», я с экипажем еще раз обошел вокруг света. Уже после этого меня пригласили командовать парусником «Седов», и мы отправились в кругосветное плавание.

Моряком я хотел быть всегда, и я им стал. Есть ряд профессий, которые можно назвать романтичными: летчик, моряк, космонавт, например. Это манит, притягивает. Это привлекает. Моряк — это преодоление себя, штормов, препятствий, это новые страны, дальние плавания. Кто-то однажды сказал: «Каждый здоровый пятнадцатилетний мальчик желает быть моряком». Думаю, это правда. Самое главное — это жить на корабле и всегда жить жизнью своего корабля. Поэту нужно красиво написать произведение, бизнесмену — устроить бизнес, строителю — положить кирпич. А моряк должен думать о корабле, раздвоение для него недопустимо. Либо море, либо ничего.

— А как же любовь?

Любовь к морю? Если не к морю, то любая другая любовь должна помогать, но не мешать. Если я влюбился в девушку и решил бросить пароход, то грош цена мне как моряку. Только за что нас, моряков, любят — не знаю.


Текст: Ольга Продан. Фото: Андрей Кашпура.

Orphus system