Денис Сухоруков: У вас тут именно «Лагутенко-стайл»

Денис Сухоруков, сотрудник PR-службы Роскосмоса, на два дня покинул Москву, чтобы увидеть зимний Владивосток, вспомнить первый альбом группы «Мумий Тролль» и еще раз убедиться в непредсказуемости жизни.


— Почему вы вдруг решили прилететь на выходные в город, который никогда не видели?

— Поводом приехать во Владивосток стало приглашение близких друзей, от которого нельзя было отказаться. Мы как раз сидели в серой декабрьской Москве с моим хорошим другом Дмитрием и рассуждали, куда бы нам выбраться из суеты, как неожиданно появилась мысль — «уйти на восток». А почему бы и нет? Получить удовольствие от общения, познакомиться с удивительными людьми, открыть для себя новый город — это же так прекрасно! Дважды я был в Хабаровске, а вот во Владивостоке — впервые.

— Каким было первое впечатление о городе? Что интересного успели увидеть?

— Владивосток — южный город на островах, окруженный со всех сторон жителями Китая, Кореи, Японии, живущий не благодаря, а вопреки всем перипетиям.

Чтобы узнать город, нужно приезжать не в туристический сезон, когда все расслабленные, разморенные, как мухи, и много праздно шатающихся горожан. Надо приезжать в суровые дни непогоды. Вчера, например, у нас была незабываемая вылазка на маяк (мыс Токаревского): в ночи, словно челюскинцы, мы пробирались через льды на всполохи горизонта. Море, конечно, — это нечто невообразимое. Вспоминаются слова песни Муслима Магомаева: «Море, возьми меня в дальние дали».

Не обошлось и без гастрономических изысков: мы успели погрузиться в мир настоящей японской кухни. Близость Владивостока к этой стране позволяет фантастические вещи, с которыми в Москве не встретиться. У вас много свежих морепродуктов, и нам, жителям степных равнин, все это непривычно.

А сегодня утром мы посетили весьма занимательную экспозицию в музее имени Арсеньева «Русский Китай». Все эти впечатления складываются в очень интересный пазл и помогают составить представление о городе.

Во Владивостоке везде — «абсолютная Азия». Но ощущения того, что ты находишься в Азии, нет. Это пример органичного смешения культур, волшебная эклектика, где всюду контрасты. Если метафорично, то когда ты вылетаешь из русской парной и падаешь в ледяную купель, сразу понимаешь, кто ты и откуда ты.

— Расскажите про Москву, она для вас какая?

— Лица Москвы — это, скорее, калейдоскоп. Если послушать речь любого москвича, можно услышать или рязанский говор, или что-нибудь питерское, или акцент жителя Урала и Сибири. Чистых, аутентичных москвичей найти сложно. Конечно, Москва — это безумный вихрь страстей, желаний, мыслей. А здесь, все-таки, жизнь более уравновешенная, другой ритм, который накладывает на людей благостный отпечаток, и сами люди — цельные.

Москва — это постоянный стресс, некий надрыв, как творчество Высоцкого. А у вас тут именно Владивосток-2000, «Лагутенко-стайл». Я прекрасно помню творчество «Мумий Тролля»: вырос на их песнях в девяностые годы, и тогда это было явление, которое всех нас перевернуло. Кажется, их первый альбом назывался «Морская». Приятно, что с тех пор они развиваются в правильном направлении.

— Почему вы стали работать именно в «сфере космоса»? Почему не предпринимательство или финансы?

— Все очень просто: я — космонавт! Всегда хотел им стать и стал. Это была мечта с детства. А возможно, было предначертано свыше. Я не вижу в своей работе особых сложностей. Если любишь свою работу и свое дело, то и проблем не возникает. Появляются новые вызовы, и ты героически на них откликаешься. Так — у всех.

В основном, я занимаюсь пиаром: на 80 % это — рутина, 20 % — удовольствие. А как иначе? Общение с интересными людьми, знакомство с другими странами делает тебя самого проводником в другой мир.

— Что в такой необычной, «космической» работе — самое интересное?

— Я дважды был на космодроме «Байконур». Это одно из самых ярких воспоминаний, перевернувших жизнь, это многочастотные колебания, которые выворачивают тебя наизнанку. Чтобы описать эмоции, трудно подобрать слова. Тот рокот космодрома, воспетый нашими поэтами, реально существует, он осязаем! Стоишь там, держишься за парапет и чувствуешь себя частью нашей великой космической державы. Тебя переполняет гордость за подвиги отцов-основателей, наполняет верой в будущее.

— А как же тот космический аппарат «Меридиан», который в декабре 2011 года упал в Новосибирской области? Значит, не все так радужно?

— Ошибки бывают, не ошибаться невозможно. И у больших организаций бывает не все гладко. Но люди, которые работают в этой области, полны решимости и желания развиваться. Они годами разрабатывают стратегические программы. Но и без господдержки там не обойтись.

Я думаю, все будет хорошо. Но в этом вопросе у меня, скорее, эмоциональное мнение, не очень компетентное, так как я нахожусь, что называется, по другую сторону баррикад.

— Есть ли разница между молодежью в столице и молодежью в других областях страны?

— Молодые люди сейчас особо ничем не отличаются. В Москве у многих срывает планку: кто-то становится чересчур эгоцентричным, проявляет больное самолюбование. В регионах люди более гармоничные. Москва — это центр, культурный, экономический, духовный, и нужно выбираться туда, чтобы расти, набираться опыта, а потом с новыми силами и знаниями возвращаться.

Жизнь, она как лестница, и у каждого свой путь. Нельзя идти против веления сердца, ломать себя. Если хочется в Москву, то почему бы не поехать? Я сам родился и учился в Москве. Когда выбираюсь куда-то на несколько дней, начинаю по ней скучать. Это мой город, он пульсирует во мне. Москва никогда не спит, она все время стоит в пробках, задыхается в газах, но там есть уголки, близкие сердцу, и люди, которые дороги.

— Что для вас значит «гражданская позиция»? Это понятие в последнее время очень актуально.

— От политики я далек, но исправно плачу налоги и хотел бы, чтобы они шли на благие дела: улучшалось образование, строились объекты социально-культурной сферы, чтобы моя дочь ходила в хорошую школу и институт. Я не склонен думать, что у России есть какой-то особый путь. Страна должна гармонично развиваться. Хочется, чтобы время резких перемен и революций осталось в прошлом.

— Что лучше — жить тихо, но спокойно, или всегда бороться за правду и отстаивать свою позицию?

— Невозможно жить мирно, не имея своей позиции. Это философия одноклеточного организма, не наша — точно. Нужно иметь свой взгляд на мир, но он не обязательно должен быть радикальным. Цельная личность многогранна во всем. Нужно быть жестким, оставаясь мягким.

— Почему в советское время дети хотели стать космонавтами, а теперь — бизнесменами?

— Нравственные ориентиры меняются. Во времена нашего советского детства все мечтали стать пожарными или космонавтами, даже я. Сейчас другие символы эпохи, вот и все. В девяностые все хотели стать экономистами и юристами, а сейчас успешными считаются люди, которые занимаются коммерцией.

— Ваш лозунг успешного человека?

— К черту лозунги! Зачем? Времена лозунгов прошли! Лучше я назову это векторами успеха.

Главное, ни в коем случае не бояться испытаний. Через много лет, когда оглядываешься, понимаешь, что первые годы в институте ты считал тяжелыми и невыносимыми. И как раз именно они оказываются самыми важными с точки зрения фундаментального развития личности, будущего карьерного роста. Поэтому нужно отдаваться образовательному процессу самоотверженно. Хотя, столько соблазнов выпадает на долю студента: мир, тусовки, мечты. От этого, конечно, никуда не деться. Но первые курсы — учиться и учиться. И можно научиться получать от этого удовольствие.

Всегда держитесь за своих друзей и берегите их. Это люди, которые с тобой образуют нерушимый, единый организм и всегда придут на помощь. Их нужно любить совершенно бескорыстно.

И третье, о чем я скажу, очень важно. Нельзя ни в коем случае забывать про свои корни. Как воздушный змей, ты можешь парить только благодаря тоненькой нити, которая находится в руках создателя.


Текст: Ольга Продан. Фото: Дарья Климова.

Orphus system