Авторская колонка: Анатолий Филатов о вандализме

«Владивосток–3000» пополнился новой рубрикой «Авторская колонка». Во втором выпуске Анатолий Филатов говорит о вандализме и о переливании крови.


Мне 27 полных лет и за этот внушительный срок (кто-то даже говорит, что он переломный, а кое-кто — что даже и критический, вот уж не знаю), я не научился в этой жизни ничему, кроме как умению складывать буквы в слова, чем и занимаюсь уже лет 15. Еще я очень люблю кино, но про него писать не буду — во-первых, хватит, а во-вторых — это вообще неблагодарное занятие. Я буду писать про город, про себя в этом городе и про вас во мне. Спасибо за внимание.

Вандал — не тот, кто берет в руку баллон нитрокраски и «тэгает» серый панельный дом. Это важно понять, потому что без этого понимания у нас ничего не выйдет, дело не пойдет дальше, корабль не поплывет, поезд не тронется с места, самолет не взлетит, ракета развалится в воздухе. Итак, запомнили: человек с баллончиком — не вандал, где бы и что бы он с этим баллончиком ни вытворял. Почему? Это хороший и единственный уместный в данной ситуации вопрос. Попробую объяснить.

Вандал — это тот, кто кидает окурки и пивные банки изо дня в день каждый раз мимо урны. Вандал — это тот, кто выгуливает собаку на детской площадке, потому что — «там все равно песок». Вандал — это тот, кто паркует машину на единственной во дворе свободной от снега пешеходной дорожке просто потому, что с нее удобнее выезжать. Вандал — это тот, кто, открыв магазин, а, значит, имея деньги на застройку, откаты, товар, зарплату, снова откаты, прибыль, все равно экономит на вывеске и заказывает бесплатную — «Продукты» с кока-колой и бургерами или там соком «Добрый», не суть важно.

Вандал — это тот, кто составляет античеловеческое расписание электричек, тот, кто сокращает в них количество вагонов, а не тот, кто бомбит эти вагоны тэгами, шрифтами и «бомбингом». Вандал — это тот, кто строит Дворцы культуры и спорта без автопарковок, а не тот, кто залезает на эти машины, припаркованные под окном, чтобы набить очередное послание. Вандал — это тот, кто отдает негласное распоряжение автобусам собственной компании не выходить на рейс после девяти вечера, а не тот, кто начертил черным маркером на заднем сидении нечитаемый повседневному взгляду текст, являющий собой не более, чем его ник. Вандал — это тот, кто делает нормативом для тротуаров ширину в полметра, а не тот, кто райтит подпорные стенки вдоль них.

Вот что важно понять.

Понятие вандализма у нас чересчур размылось. Любого хулигана мы готовы гневно заклеймить — «Вандал! Хочешь жить в разрушенном городе?» Это очень легко. Но при этом все клеймящие продолжают ходить в ублюдочно-уродливые магазины, ездить на ублюдочно-уродливых автобусах, стоять на ублюдочно-уродливых остановках и отовариваться на ублюдочно-уродливых рынках.

Сломанная скамейка — логичное продолжение того, что уже есть, того, что было задолго до нее, вот в чем дело. Приведу пример. Во Владивостоке есть граффити кота-сфинкса, забитое в районе некрасовских гостинок. Оно на своем месте уже около пяти лет, если даже не больше. Никакого роллапа, никакого «тэггинга вокруг, ничего — все понимают, что оно на своем месте. В районе той же Некрасовской, рядом с супермаркетом, на стене — удивительно красивый — и снова кот! Как живой. Уже около двух лет. Опять никаких помех. Если кто-то говорит о войне граффити-кланов и группировок, то пусть заткнет свои слова себе в глотку назад, ведь даже на гигантской работе с березами и зайцами в районе Дальпресса до сих пор не было ни единого мазка «левой» краской.

Зато были попытки наклеить объявления.

Вандалы — это те, кто не гнушается ничем ради своей единственной выгоды. Ради нее они готовы переступить через Родину (через отца, через мать, через город, в котором родились, далее — продолжать). У художников улицы выгоды в 99 % случаев нет никакой. Пусть вам не нравятся их работы, ну так, будем откровенны, и ваш внешний вид нравится не всем, так что же теперь, сидеть дома? Фокус в том, что выйти со своими идеями на улицу может любой, а не выходит (если брать в абсолютных числах) практически никто. Так кого же обвинять в том, что на вашем излюбленном ржавом коричневом гараже однажды утром была обнаружена яркая неоновая надпись, которую вы даже не смогли прочитать, в силу ли своего незнания английского, либо же в силу полного незнакомства с чуждой для вас культурой? Того, кто ее сделал? А, может быть, себя самого — за то, что не опередил его?

Уничтожать безликость, убивать унитарность, аннигилировать серость — это задача каждого мыслящего человека. К каким способам он для этого прибегает — неважно. Но автостоянки на месте разрушенных детских садов, стандартные киоски на автобусных остановках, вывески, слепленные без знакомства с русским языком, трафаретная реклама и прочий shit...

...они ведь убивают город, разве вы не понимаете?..

..а если понимаете, то самое время влить ему свежей крови.


Текст: Анатолий Филатов. Иллюстрации: Нина Смирнова.

Orphus system