Личное дело: Как я баллотировался в депутаты Думы Владивостока

26-летний Леонид Копылов из Владивостока участвовал в предвыборной кампании в городскую Думу. О девяти шагах, которые предстоит пройти потенциальному депутату, он рассказал «Владивостоку-3000».


Леонид Копылов, 26 лет. Окончил Дальневосточный государственный университет по специальности «Мировая экономика». С 2009 года — генеральный директор и главный редактор портала о рекламе и маркетинге PrimMarketing.ru. С весны 2012 года — генеральный директор консалтингового бюро «Здравый Смысл». Женат. Растит сына.


Шаг 1: Мотивация

Я — человек, открытый экспериментам. На почве любви к новому и неизведанному возникла идея попробовать себя в качестве кандидата в депутаты Думы Владивостока. Я вспомнил, как проходила избирательная кампания в депутаты Законодательного собрания Приморского края в декабре 2011 года. Тогда на волне протестного голосования в некоторых округах победу одержали не члены правящей партии, богатые и уважаемые люди, а малоизвестные кандидаты от оппозиционных партий.  Конечно, у меня, как и у многих жителей Владивостока и России, присутствовало определенное мнение насчет того, что все выборы — нечестные, и их результат предопределен еще до голосования. Но закралась мысль — «А вдруг?»

Немаловажным было желание испытать ход предвыборной кампании на себе, потому что на PrimMarketing.ru мы уже три года пишем о маркетинге, а процесс выборов — это «маркетинг в абсолюте». Тут все — исследование потребностей и проблем, продвижение человека как некого продукта и PR, в первую очередь личностный. Конечно, не в одном эксперименте дело, мне реально захотелось сделать нечто полезное для города и его жителей.

Шаг 2: Выдвижение

Я шел на выборы без партии как самовыдвиженец — это была моя принципиальная позиция. Во-первых, нет партии, взгляды которой я бы безоговорочно разделял. Во-вторых, не хотелось играть в политические игры. В-третьих, я не готов поступиться личными принципами ради победы «любой ценой». Сегодня беспартийность играет на руку кандидатам. Народ устал от политики, разочаровался как в правящей, так и оппозиционных партиях. Поэтому самовыдвиженец может получить свою часть голосов от протестно настроенного населения только потому, что он, так же как и они, — беспартийный.

Баллотировался я по избирательному округу № 17 — это 71 микрорайон. Предвыборного штаба как такового у меня не было. Я кинул клич среди знакомых, и многие согласились помочь — придумать плакаты, разработать кампанию.

Шаг 3: Поиск юриста

Первое и самое важное для кандидата в депутаты — найти юриста. Процесс сбора документов для регистрации достаточно тяжелый. Бюрократический язык «государственной машины» тоже доступен не каждому человеку.

Есть много мелочей. Например, не дай бог, на фотографию в агитматериалах попадет человек, не давший письменное разрешение на использование его образа. Нельзя использовать цитату известной персоны, не согласовав вопрос с ней самой или наследниками. Все эти мелкие для обывателя нарушения — основания для снятия кандидата с выборов. Я чувствовал себя как на минном поле. Для этого и нужен был юрист с опытом участия в избирательных кампаниях, который мог рассказать все эти тонкости.

Шаг 4: Сбор документов

В числе необходимых документов для подачи в территориальную избирательную комиссию —сведения об образовании и трудовом стаже. Самое сложное — собрать информацию о движимом и недвижимом имуществе и состоянии банковских счетов. Вспомнить, какие квартиры и машины тебе принадлежат не трудно, с банковскими счетами все гораздо сложнее.

Нужно вспомнить все счета, когда-либо открытые на твое имя, с любым балансом на озвученную дату. Я открыл бумажник, увидел в нем стопку заброшенных карточек разных банков и опечалился. Неделю ездил по всем банкам, с которыми когда-либо контактировал, — брал кредит, оформлял зарплатные карты и те, которые получал еще будучи студентом университета. Кстати, благодаря этому я обнаружил давно забытый счет в «Альфа-Банке», на котором не отключил смс-информирование. На счет «накапал» долг в 1 200 рублей, и буквально на днях подходил срок, когда на задолженность начали бы начисляться большие проценты. В территориальной избирательной комиссии мы со специалистами долго выясняли, нужно ли подавать сведения о счетах с отрицательным балансом. Из этого я сделал вывод, что стал первым кандидатом за всю историю выборов во Владивостоке, который вступал в кампанию с отрицательным балансом на счете.

Тем не менее, любое нарушение при подаче сведений о доходах чревато проблемами. Нет, никто с выборов не снимет. Но стоит забыть поставить одну цифру после запятой, и на стенде с данными о кандидатах под фотографией может появиться надпись «Указал неверные сведения». И никто не станет уточнять, то ли это забытый счет с одной копейкой, то ли дом за границей. Это придется домысливать избирателям.

Шаг 5: Открытие избирательного счета

По закону, на муниципальные выборы кандидат может потратить не более миллиона рублей: пятьсот тысяч из собственных средств, остальные — из средств спонсоров, поддерживающих кандидата организаций и физических лиц.

Через избирательный счет, открываемый в Сбербанке, должны вестись абсолютно все оплаты — печать подписных листов, агитационных материалов и прочего. Законодатель довел до абсолюта стремление поставить всех кандидатов в равные права и возможности — даже печатая на своем принтере, ты обязан оплатить с избирательного счета бумагу, чернила и час работы человека, который отправлял файлы на печать.


Я считаю, что в избирательном законодательстве есть три огромных недостатка:

► убран порог минимальной явки;
► отсутствует графа «против всех»;
► не установлено максимальное количество агитаторов за одного кандидата 

— это значит, что можно заплатить неограниченному количеству лиц за агитацию, что чаще всего используется как легализованный подкуп.

Шаг 6: Сбор подписей

Партии могут выдвигать кандидата в депутаты без сбора подписей, а беспартийный гражданин после подачи документов в избирком регистрируется сначала как кандидат в кандидаты. После этого нужно собрать подписи от 0,5 % людей, проживающих в избирательном округе. Округи поделены так, чтобы в каждом было прописано примерно 25 000 человек. Собрать нужно было 127 подписей. Вдобавок кандидат имеет право сдать не более 10 % запасных подписей, то есть мой максимум был — 139 подписей.

Собрать подписи несложно. В принципе, можно выдвинуться в кандидаты, заручившись поддержкой своего подъезда. Но сам бланк достаточно громоздкий, а в процессе заполнения нужно знать массу нюансов. Например, есть поля, которые может заполнять только тот, кто подписывается, а другие заполнит сборщик подписей. Проставил сборщик даты своей рукой — и все, подписи недействительны.

На листе может быть от одной до пяти подписей. Если из-за ошибки или помарки бракуется одна подпись, в мусорную корзину летит весь лист. Если подписи оформлены некорректно и забраковано тринадцать — кандидата снимают с выборов.

Шаг 7: Предвыборная агитация

Прошедшие выборы в Думу Владивостока были скомканы по времени из-за саммита АТЭС. Кроме того, «сверху» было указание, что на этих выборах должна быть низкая явка избирателей. Поэтому даже в СМИ информации о выборах было крайне мало.

Были определены места с разрешением расклейки агитационных материалов. Я старался вести личную агитацию — как можно больше общаться с собственными избирателями. Ходил пешком по округу, разговаривал с людьми на улицах и у подъездов. Приходилось каждый день ломать внутренние барьеры, ведь не так просто подойти к незнакомому человеку и рассказать ему о себе, объяснить, почему он должны прийти на выборы и поддержать меня. Лейтмотивом моей избирательной кампании стали семейные ценности.

Люди реагировали по-разному. Немалую роль в этом сыграла моя фамилия. О том, что я однофамилец бывшего градоначальника, приходилось говорить каждому — вопросы задавали все, но при этом реагировали по-разному. Оказалось, что относящихся к фамилии нейтрально, позитивно и негативно — равное количество.

До начала предвыборной кампании я познакомился с действующим депутатом думы Владивостока по моему округу — Мариной Ломакиной. Она поддержала меня, и на одной из листовок мы с ней были изображены вместе.

Все агитационные материалы необходимо направлять в избирком. Часть экземпляров они отдают полиции. Таким образом, выявляются расклейщики в непредназначенных для этого местах или другие нечестные способы агитации.

Лейтмотивом избирательной кампании Леонида Копылова стали семейные ценности.

Мои конкуренты вели агитацию по-разному. Кандидаты от «Единой России» старались не афишировать свою принадлежность к партии. В противовес им, коммунисты подчеркивали партийность и шли под привычным для них лозунгом «Остановим партию жуликов и воров!» Но с учетом того, что в медиапространстве у них не было противника, это выглядело как борьба с ветряными мельницами — непонятно было, с кем они воюют. Представители ЛДПР развешивали агитацию в разрешенных местах и зарисовывали ее краской. Забавно было, когда мои плакаты висели рядом, но испорчена была агитация только их партии, а моя оставалась нетронутой.

Шаг 8: Подготовка наблюдателей

Тех, кто будет присутствовать в день выборов на избирательном участке, нужно подготовить заранее. В наблюдатели нужно привлекать людей максимально ответственных и решительных. Так как можно потратить кучу времени и сил на кампанию, но проиграть из-за фальсификаций на участках.

«Наблюдатель» называется не просто так — единственное, что он может делать, — наблюдать. Если человек видит нарушения — подвозы избирателей с «открепительными», вбросы бюллетеней, выдачу несколько бюллетеней в одни руки, то должен привлекать внимание дежурящего сотрудника полиции, председателя участковой избирательной комиссии и наблюдателей от других партий. Потом нужно фиксировать нарушение и составлять протокол.

Еще одна важная задача наблюдателя — вести собственный подсчет пришедших на участок, чтобы исключить потом «приписку» голосов.


На моем округе мне лично дважды предлагали деньги за то,

чтобы «продать свой голос» нужному кандидату.

Огромное количество людей, выходя из кабинок на участках, задавали вопрос: «Ну! Я проголосовал, куда идти за деньгами?»


Шаг 9: День тишины

Так называемый «День тишины» — сутки, предшествующие выборам. В это время нельзя вести агитацию. Нужно снять все ролики из теле- и радиоэфиров, с мониторов в общественном транспорте. При этом расклеенные заранее плакаты и билборды срывать не нужно. Считается, что у кандидата нет возможности их ликвидировать. Нарушение предвыборной тишины — основание для пересмотра итогов выборов и даже их отмены.

Резюме

После подсчета голосов выяснилось, что я набрал чуть больше шести процентов — от двух до десяти процентов в зависимости от участка. Не могу сказать, что я вдохновился и решил вступить в какую-либо партию. Но и сказать, что полностью разочаровался и зарекся больше в этом не участвовать, тоже не могу.

Каких-то фальсификаций на уровне избирательных участков, избиркомов не было. Во всяком случае, у меня нет претензий ни к городской и территориальной избирательным комиссиям, ни к работникам участковых комиссий и сотрудникам полиции. Но существенное влияние на итоги выборов оказала низкая явка и повальная скупка голосов. На моем округе мне лично дважды предлагали деньги за то, чтобы «продать свой голос» нужному кандидату. Огромное количество людей, выходя из кабинок на участках, задавали вопрос: «Ну! Я проголосовал, куда идти за деньгами?» К большому сожалению, участвовали в этом не только люди неблагополучные, но и просто равнодушные и не верящие в честные выборы.

Прочитавший эти строки, может сказать себе: «Вот! Вот поэтому я на выборы не хожу!», но давайте не будем путать причины и следствие. Именно из-за низкой явки такая ситуация стала возможна. На моем округе при явке в 12 % вес одного голоса был 0,05 %, для выборов — это огромный вес. И эти 0,05 % доставались нечистым на руку кандидатам всего за 500-1000 рублей. Высокая явка, пусть даже голосующих протестно, в любом случае, усложняет фальсификацию на выборах. Я же на выборы ходил до этого и продолжу ходить.


Текст: Евгения Варакина. Фото: Никита Сидоров.

Orphus system