Эксперты: Павел Девятинин о Владивостоке как месте наследования и взросления

Владивостокский исследователь и писатель Павел Девятинин рассказывает о своем взгляде на Владивосток как места силы и места бессилия.


Павел Девятинин, 45 лет. Окончил юридический и исторический факультеты Дальневосточного государственного университета. Исследователь. Тема: «Регион как антропоструктура». В 2012 году Санкт-Петербургское издательство Terra Fantastica опубликовало книгу Павла Девятинина « “Страна на вырост”. Заочный диалог Н.Ф. Федорова и М.К. Мамардашвили об отечественной антропологической ситуации».


Самые разные ситуации (индивидуальные, семейные, региональные, народные и международные) можно распознать как ситуации драматические — со своим сюжетом, вовлеченными участниками и зрителями. Если быть трудолюбивым и открытым, то такой взгляд позволит уловить энергию, жизненную силу происходящего и появится возможность драматического произведения (стратегического действия), которое соразмерно той или другой — личностной ситуации.

Распознание ключевых сюжетов и творческое осмысление города, региона и собственной жизни как возможного художественного произведения есть действие жизнеутверждающее и дающее силы для экономики, политики, социальных и индивидуальных проектов, которые оказываются сотканы, исполнены из наших поступков и чувств еще до того, как они бывают проявлены в достойных деньгах, мотивах, осознанных возможностях, общественных работах и политэкономических решениях.

Если мы вообразим Россию пространством со своими энергетическими центрами, то Владивосток — возможность одного из таких центров. При этом «пространство» оказывается не только территорией, но и Домом народа — народившихся в своих родах, семьях (в прошлом, настоящем и будущем) и связанных с этим Домом. А Дом есть место силы его обитателей и, в то же время — он созидаем, излучаем этими обитателями.

Почему Владивосток — еще только возможность Владивостока? Потому что силимся, пробуем, но еще только растем к Владивостоку.

В 90-е годы прошлого века в Приморье очень активно велись разговоры о перспективах, о будущем, об особом месте нашего края и его столицы. Вровень с этими разговорами выросла и пропитала воздух тоска заброшенности. Кто мы — взрослый самостоятельный край / сообщество, способный/ое  внести свой вклад в дело России как страны или — подросток, обиженный на диктат из «Центра» и на то, что денег раньше давали, а теперь — не дают? Это вопрошание без ответа характеризует ситуацию 90х годов XX века во Владивостоке и нашем крае в целом. Это были репетиции новой постановки диалога России — «Центра» и России Тихоокеанской.

Двенадцать лет XXI века стали временем определенного внимания из Москвы (в том числе в виде инвестиций). Но — сформировалось ли региональное сообщество, способное всерьез, по взрослому нести на себе служебные задачи Владивостока? Не уверен. Когда я вижу плакат: «Владивосток — ворота в Тихий океан», у меня возникает рвотный позыв, потому что это неправда. Это все равно как сказать ребенку, что он уже взрослый. Какие мы ворота, если транспортные потоки идут мимо? Есть задача чувствовать энергетику места и нашу жизнеспособность в это месте. Есть образ, который дает силы, и есть имидж, который силы требует тратить (если они есть). На данный момент PR-ходы по провозглашению Владивостока «уже состоявшимся» похожи на нанесение макияжа поверх болезненного румянца.

Я бы назвал СССР «страной большого выдоха». И прыжка на выдохе. Было запрещено и затруднено (на уровне чувств) вдыхать, воспринимать силу прежних поколений, религии, этнических традиций и родовой преемственности. Все наследие (по наставлению В. И. Ленина) следовало переработать (подразумевалось — без чувств, интеллектуально) и «отобрать лучшее». Иными словами — следовало предать, запретить вдыхать и запретить воспринимать силу наследия. Наследие оборачивалось своей тенью. Следствие — износ и предельная усталость народа, народившихся и ныне живущих. 

Как же теперь нам восстановить способность дышать: вдыхать образы и тем самым наследовать и выдыхать себя, свои дела и, тем самым — исполнять взросление?

Мы уже внутри ряда сюжетов, которые и есть — Владивосток. Мы можем делать вид, что «опять с ноля», но это лишь будет означать бессилие и бесконечное «полдорожье», в котором так и не одолели «целого пути». Надобно вдохнуть прошлое как произошедшее с нашим регионом, с моим родом и со мной лично. Тогда, может быть,откроется место силы, которым Владивосток является.

Про сюжеты – отдельный большой разговор.


Текст: Павел Девятинин. Фото: Vita

Orphus system