Эксперты: Сергей Матлин о «чемоданном» настроении жителей Владивостока

Директор Студенческого центра ДВФУ Сергей Матлин говорит о базовой проблеме региона — оттоке населения, о кадровом голоде и заложенном конфликте государственной власти и граждан.


Сергей Матлин, 47 лет. Директор Студенческого центра Дальневосточного федерального университета (ДВФУ). По первому образованию врач. Является основателем Приморского КВН, с 1998 по 2008 год официально возглавлял движение. Был одним из основателей и руководителей сборной команды КВН Владивостока, а также Дальневосточной лиги КВН. Работал директором радио «Юмор ФМ—Владивосток», директором филиала «Приморье» компании «Комеди Клаб продакшн», руководителем «Агентства нестандартных решений». С 1992 по 1998 год Сергей Матлин работал в администрации Приморского края, в том числе три года в должности председателя комитета по делам молодежи.


О базовой проблеме

Базовая проблема Владивостока и Приморского края — перманентное всепоглощающее «чемоданное» настроение, которое просто-таки витает в воздухе территории и головах людей, ее населяющих. И те, кто уезжают, только закрепляют своим отъездом это ощущение у остающихся. Даже губернаторы и мэры, обещая изменить город и клянясь в любви к нему, в конечном итоге ведь уезжают! Скажу даже жестче: если люди вам говорят, что хотят остаться, —  значит, просто у них еще не было подходящей возможности уехать. Эта история с отсутствием возможности, кстати, и про меня тоже. Просто в силу возраста уже куда больше факторов останавливают и оставляют в городе. А у молодых меньше подобных ограничений. Тем более, что молодежь сейчас другая — она мало чего боится и меньше оглядывается на прошлое.


Даже губернаторы и мэры, обещая изменить город и клянясь в любви к нему, в конечном итоге ведь уезжают! Скажу даже жестче: если люди вам говорят, что хотят остаться, —  значит, просто у них еще не было подходящей возможности уехать.


О подготовке кадров и самореализации

Любой провинциальный город занимается подготовкой лучших кадров для столиц и заграницы, по сути выполняя функцию насоса, действующего в сторону центра. Владивосток в этом плане, наверное, является одним из самых мощных «насосов». Как и у любого процесса, у данного есть две результативных стороны: для тех, кто уезжает, — это, в большинстве случаев, плюс, а для города и остающихся в нем граждан — опять же, в большинстве случаев, минус. Эдакий конфликт личного и общественного.

Один из самых ярких представителей Владивостока, покинувший город ради самореализации, — Илья Лагутенко, лидер группы «Мумий Тролль».

Получается, например, что я почти всю сознательную жизнь работаю на творческое обмеление территории. Потому как способствую отъезду талантливых молодых людей из Владивостока, выявляя их и вкладываясь в максимально быстрое нахождение ими подтверждения оправданности амбиций. И в конечном итоге привожу их к выводу о том, что они не могут реализоваться здесь на 100 %. Но есть и другой аспект. Я ведь даже не могу уверенно утверждать, что они реализуются здесь перед отъездом, понимаете? Самый яркий пример — Илья Лагутенко. Как он себя здесь реализовал до отъезда? По большому счету, никак — все произошло только в Москве. Но все те, кто уезжал и продолжает уезжать, — поехали ли бы они, если бы здесь себя не проявили? То есть, если бы во Владивостоке было больше возможностей (об этом, кстати, почти горюем), то и отъезд был еще более массовый. Формула нехитрая выходит: Владивосток — место для проявления, условная Москва — для реализации.


Самый яркий пример — Илья Лагутенко. Как он себя здесь реализовал до отъезда? По большому счету, никак — все произошло только в Москве.


О Владивостоке и Гонконге

И в этом плане есть вопрос, а что делать дальше? Чтобы решить проблему, надо осознать ее и принять. Я не понимаю, каким должно быть системное решение, как нам стать новым Гонконгом России? Гонконг — очень хороший пример сосредоточения разных культур и возможностей, он очень похож на Владивосток, хотя бы географически. Будучи деревней, стал форпостом Европы посреди Азии, где даже китайцы говорят по-английски. Видно, что была и существует вполне определенная и мощная политика в отношении Гонконга, которая привела город к тому, какой он сейчас. По Владивостоку же больше вопросов, чем ответов. Главный — готова ли федеральная власть вложиться столь же принципиально и по-крупному в развитие нашей территории.

Гонконг — специальный административный район КНР, один из ведущих финансовых центров Азии и мира. В 1842 году Гонконг был захвачен Великобританией и оставался ее колонией до 1997 года, когда КНР получила суверенитет над территорией. Согласно совместной китайско-британской декларации и Основному закону Гонконга, территории предоставлена широкая автономия до 2047 года.

О кадровом голоде

Ясно одно — территория не может быть успешной без успешных людей. Как не может хороший завод выпускать машины без хороших рабочих. А у нас в регионе — кадровый даже не голод, а голодомор! Начиная с администрации края и заканчивая мелкими фирмами. Мне сложно говорить о том, связан ли кадровый голод с качеством образования, которое можно получить в Приморском крае. Но если люди становятся успешными там, то, значит, здесь не так уж и плохо учат. Мой сын в этом году, после окончания бакалавриата ДВФУ, поступил в магистратуру Высшей школы экономики, где вполне нескромный конкурс на место. Кстати, вот ЕГЭ — это же ведь тоже «насос», причем системный, по вымыванию людей из регионов. Теперь каждый, зная свои баллы, прекрасно понимает, на что и где он может рассчитывать.


Какие бы шаги не предпринимал губернатор, если эти шаги будет некому реализовывать — все бессмысленно. У нас не просто не хватает людей, все куда страшнее и разрушительнее — почти никто не видит себя в будущем на этой территории.


Какие бы шаги не предпринимал губернатор, если эти шаги будет некому реализовывать — все бессмысленно. У нас не просто не хватает людей, все куда страшнее и разрушительнее — почти никто не видит себя в будущем на этой территории. Большинство сразу же срывается при мало-мальски достойном предложении. Единицы, кто строит в мыслях будущую жизнь своих детей здесь.

Об отсутствии привилегий

Подобные «чемоданные» настроения характерны сейчас для всей страны, но во Владивостоке и Приморском крае это выражено сильнее. «Благодаря» отдаленности, не самому лучшему климату для жизни, высоким тарифам и еще ряду факторов. У нас неоправданно дорогой город. Смешная ситуация: живем в азиатском регионе и не имеем почти никаких ощутимых привилегий на сей счет. Например, летаем в Сеул и Токио за куда большие деньги, чем москвичи в Прагу или Барселону. Складывается ощущение, что мы все дружно чувствуем только минусы нашей территории. А из плюсов — только море.


Если в качестве бреда, то одним из решений может

стать объявление Владивостока свободной экономической зоной.

Но, не так, как это было с Находкой в 90-е годы.


О креативных решениях и свободных людях

В моем понимании решения нужны кардинальные. Не в смысле «новой программы развития региона», а перпендикулярные, креативные решения. Мосты, например, если говорить глубинно, не меняют жизнь людей, это больше детали инфраструктуры и пейзажа. Здесь нужны изменения, делающие город ярким и интересным для жизни. Под креативностью в этом смысле я понимаю создание нечто нового, чего до этого на нашей территории не было. На подобные принципиальные решения, конечно, способна только высшая федеральная власть. В том числе, наверное, и благодаря давлению граждан. Кто-то должен взять на себя ответственность.

Если в качестве бреда, то одним из решений может стать объявление Владивостока свободной экономической зоной. Но не так, как это было с Находкой в 90-е годы. Нам надо попробовать хотя бы начать повторять историю Гонконга. Хуже не будет! Надо увидеть и понять, работает ли это. Люди, принимающие решения в Москве, конечно, будут бояться, а не допустят ли они требования экономических суверенитетов по всей стране после того, как подобные изменения начнутся во Владивостоке. Но, по моему мнению, это прекрасно, когда люди требуют изменить что-то, дабы жить лучше. Только такие, способные требовать, а значит — свободные люди могут построить сильную страну.

Свободная экономиическая зона (СЭЗ) — ограниченная территория с особым юридическим статусом по отношению к остальной территории и льготными экономическими условиями для национальных и/или иностранных предпринимателей. Главная цель создания таких зон — решение стратегических задач развития государства в целом или отдельной территории: внешнеторговых, общеэкономических, социальных, региональных и научно-технических задач.


А в нынешних условиях при возникновении подобного конфликта человеку, который принимает решения в регионе, придется делать очень трудный личный выбор — подчиняться ли позиции действующей политической силы, либо отстаивать мнение граждан, живущих здесь.


Губернатор Приморского края Владимир Миклушевский и мэр города Владивостока Игорь Пушкарев на открытии моста через бухту Золотой Рог.

О заложенном конфликте

У нас сейчас два неплохих управленца во власти, но они работают в действующей политической системе. При одном из обсуждений проекта «Открытого правительства» я говорил о том, что чем более эффективно будет работать система участия общества в жизни государства, тем быстрее произойдет конфликт с существующей политической конфигурацией. Например, потому, что мы будем иметь больше возможностей предъявлять свои претензии государственной власти и сможем делать это быстрее. А власти придется на все это реагировать. Это вполне естественный конфликт и вполне нормальный процесс. Но только когда обе стороны это понимают. А в нынешних условиях при возникновении подобного конфликта человеку, который принимает решения в регионе, придется делать очень трудный личный выбор — подчиняться ли позиции действующей политической силы либо отстаивать мнение граждан, живущих здесь. И сегодня это ключевая ситуация любой территории. Но важно понимать, что очень трудно отмахнуться от управленца, у которого есть вес и общественная поддержка.


Текст: Елена Белова. Фото: Vita, joechenhappysmitsmitty.livejournal.comkopernik.name, vl.ru

Orphus system