Обсуждение: Молодежная политика Владивостока

Команда журналистов, победителей игры «Что? Где? Когда?» на кубок главы Владивостока, встретилась с мэром города Игорем Пушкаревым, чтобы поговорить о молодежной политике, ее реализации и проблемных моментах.


Участники разговора     

 

Илья Табаченко, руководитель проектов Prim.Tv и Primafisha.ru

Наталья Мальцева, вице-мэр по вопросам молодежной политики

Андрей Калачинский, журналист «Общественного телевидения Приморья»

 

Игорь Пушкарев, мэр города Владивостока

 

Константин Васильев, журналист телеканала «Россия-24»

 

Елена Белова, руководитель проекта «Владивосток-3000»               


Наталья Мальцева: Что нужно сделать, чтобы молодые ребята не уезжали?

Илья Табаченко: А почему из этого сделали проблему? Я в этом проблемы не вижу. Растет такое поколение! Все на уровне денег. Ты остаешься, если тебе платят деньги.

Игорь Пушкарев: Мне кажется, что нужно максимально раскрыть потенциал молодых. И у каждого всегда есть выбор, не нужно никого приковывать цепями. Если хочешь уехать — езжай. Просто во Владивостоке должно быть интересно, выгодно и перспективно, чтобы молодежь делала выбор в пользу города. Еще, конечно, нужны лидеры в области спорта, творчества, здорового образа жизни и профессионального роста. Если их выявить, то они помогут найти и воспитать прогрессивную молодежь.

Илья Табаченко: «Деятельность Управления по делам молодежи охватывает не такой большой сегмент молодых людей, как хотелось бы. Например, группа Mari! Mari! выиграла национальный конкурс, а ее еще ни разу не поддержали».

Илья Табаченко: У нас лидеры воспринимают город как стартовую площадку. При любом раскладе многие уезжают после окончания университета. Если была бы возможность задержать их хотя бы на пару лет и дать возможность реализации...

Елена Белова: У нас очень часто в комментариях вспоминают опыт других стран и регионов, когда городские власти оплачивают молодым людям учебу в престижных зарубежных университетах (Гарвард, Оксфорд) с условием их обязательного возвращения и работы на благо родного города.

Игорь Пушкарев: Я — за, только если подобные ситуации использовать в случае с получением второго высшего образования или повышением квалификации. Потому что большинство тех, кто отправил своих детей получать первое высшее образование за границу, их на сегодняшний день уже потеряли. Что касается Владивостока, интересно было бы направить на учебу и повышение квалификации, например, дизайнеров, архитекторов, работников транспортной сферы.

Андрей Калачинский: «Главный критерий эффективности молодежной политики — сколько молодежи приезжает и уезжает. Если у молодых людей много возможностей, то они будут здесь оставаться». 

Елена Белова: Это возможно?

Игорь Пушкарев: У нас есть города-побратимы, так что вполне возможно. Но нужно, чтобы решение об участии тех или иных персон в подобных программах принимали не чиновники, а сами люди. Мы можем определить только, что, например, десять человек из разных отраслей отправим на стажировку. И объявим открытый конкурс в интернете с возможностью учиться за границей.

Андрей Калачинский: По мне, будут интересны обучение и стажировки не только за границей, но и в федеральных центрах России — Москве и Санкт-Петербурге.

Наталья Мальцева: Что касается молодежной политики, нужно работать с лидерами, которых единицы, или работать на всех?

Игорь Пушкарев: Я считаю, что главная наша задача — это массовость. Нужно проводить большие мероприятия для, как минимум, повышения уровня культуры.

Елена Белова: Вспоминая о тех четырехсот молодых людях, которые получают премию главы города. Возможно, стоит ограничить количество премиантов, тем самым увеличив сумму премии, чтобы дать им возможность реализовать свой собственный проект на благо города? Сейчас эти деньги тратятся на какие-то мелочи, и что дальше?

Наталья Мальцева: А как тогда отобрать самых достойных и кого нужно поддерживать?

Елена Белова: Есть очень много разных групп внутри молодежной аудитории, а Управление по делам молодежи чаще всего работает с активистами — теми, кто на виду. Но есть люди, которых сложно причислить к активистам, но они уже сейчас проводят во Владивостоке события европейского формата.

Илья Табаченко: Нужно создать грантовую систему по проектным заявкам, чтобы было понятно, куда и ради чего уходят деньги.

Елена Белова: «По мне, была бы идеальной идея о создании государственного лофта, где молодежь могла бы разрабатывать и реализовывать свои идеи». 

Андрей Калачинский: Я бы проводил подобные гранты среди молодых бизнесменов.

Елена Белова: Но перед тем, как подавать заявку на грант, человек должен знать всю систему, каким образом это устроено.

Наталья Мальцева: По каким критериям вы могли бы оценить эффективность молодежной политики во Владивостоке?

Андрей Калачинский: Главный критерий — сколько молодежи приезжает и уезжает. Если для молодых людей много возможностей, то они будут здесь оставаться. Еще один индикатор — это молодые семьи. Если была бы возможность выделять участки земли для молодых семей под строительство жилья, то они бы не уезжали. Молодость пролетает очень быстро. Люди просто не видят себя здесь в будущем.

Наталья Мальцева: То есть нужно отказаться от проведения мероприятий?

Андрей Калачинский: Нет, конечно! Молодежь всегда сама себе организуют все, что нужно. Их просто нужно поддерживать в этом, санкционировать их действия.

Игорь Пушкарев: В этой области мы планируем сделать регулярными выступления разных коллективов на Спортивной набережной, бесплатно предоставляя им площадку и оборудование.

Игорь Пушкарев: «Мне кажется, что нужно максимально раскрыть потенциал молодых. И у каждого всегда есть выбор, не нужно никого приковывать цепями. Если хочешь уехать — езжай».

Наталья Мальцева: Нужно дать возможность всем себя проявить в этом? Как тогда отобрать участников?

Игорь Пушкарев: Некое портфолио должно быть у каждого.

Илья Табаченко: А если ты ничего не делал?

Игорь Пушкарев: Дай понять, что ты можешь сделать, расскажи и представь проект.

Наталья Мальцева: Чего, на ваш взгляд, не хватает в сфере молодежной политики города?

Илья Табаченко: Деятельность Управления по делам молодежи охватывает не такой большой сегмент молодых людей, как хотелось бы. Например, группа Mari! Mari! выиграла национальный конкурс, а ее еще ни разу не поддержали.

Елена Белова: Мне кажется, что деятельность консервативна и опаздывает в рамках времени. Город и люди развиваются быстрее, чем действия администрации.

Константин Васильев: Например, я никогда не понимал смысла проведения конкурсов «Нарисуйте Владивосток». И что? При этом у меня есть много знакомых, которые проводят мероприятия культурной направленности. Сферу андеграунда вообще не замечают. Им зачастую нужно только место без материальной поддержки.

Игорь Пушкарев: В молодежной политике не хватает массовости, яркости и «взрывов» для молодежи. Чтобы ей захотелось увидеть и узнать о новых мероприятиях. Это непросто сделать, хотя у нас много активных и ярких людей. Нужно найти пять юных «Мумий Троллей» и создать для них условия, чтобы они развивались.

Константин Васильев: «У меня есть много знакомых, которые проводят мероприятия культурной направленности. Сферу андеграунда вообще не замечают. Им зачастую нужно только место без материальной поддержки».

Елена Белова: На городском конкурсе «Лидер XXI века» поднимался уже разговор о создании Дома Молодежи как ресурсного центра для молодых людей. По мне, была бы идеальной идея создания государственного лофта, где молодежь могла бы разрабатывать и реализовывать свои идеи. Лофт как творческая площадка, галерея и возможное создание хостела на его базе.

Игорь Пушкарев: Нам сейчас передают Дом офицеров на острове Русском. Это здание вполне можно было бы отдать под такой проект.

Наталья Мальцева: Можем ли мы подготовить пакет предложений под такой молодежный центр?

Игорь Пушкарев: Конечно! Меня вдохновила идея создания молодежного центра, нужно, чтобы это место стало знаковым. Мне кажется, что здание на Русском идеально подходит.

Илья Табаченко: Мне хотелось бы, чтобы все, о чем мы говорили, реализовалось хотя бы на половину.


Текст: Ольга Репина. Фото: Митя Кузьменко

Orphus system