Эксперты: Сергей Митрофанов о своем взгляде на Владивосток

«Владивосток-3000» продолжает публиковать серию экспертных мнений о городе и его возможностях. В новом выпуске — первый вице-президент компании «В-Лазер», в прошлом первый проректор ВГУЭС, Сергей Митрофанов говорит о «коломенском» патриотизме, адмирале Риковере, теории идеалов Рассела Акоффа и правополушарных людях во Владивостоке.


Сергей Митрофанов, 58 лет. Родился в Мурманске.
Окончил Дальневосточный политехнический университет (ДВПИ) по специальности «Автоматизированные системы управления» и аспирантуру в Ленинградском политехническом институте (ЛПИ) по специальности «Теория информации и техническая кибернетика». Работал преподавателем и заведующим кафедры вычислительной техники ДВПИ. Занимал должность первого проректора ВГУЭС. Был заместителем главы представительства инвестиционного британо-японского фонда «Дайва». С 2002 года является первым вице-президентом компании «В-Лазер».


О карьерном росте

После аспирантуры в Ленинграде у меня был широкий выбор для распределения: Москва, Таллин или Владивосток. Выбрал Владивосток, как сделал бы и сейчас. Трудно делать академическую карьеру в таких мегаполисах, как Москва и Петербург. И последней каплей для меня стало, когда в ЛПИ чествовали одного младшего научного сотрудника, он в 64 года опубликовал свою первую научную статью. Для меня это было фундаментально неприемлемо. Тем более, во Владивостоке всегда был жесточайший кадровый голод — здесь очень нужны люди. Здесь намного быстрее и эффективнее происходит карьерный рост, так как удаленность от федерального центра заставляет брать на себя ответственность за происходящее, «пока Москва не проснулась».

О ландшафте приморской столицы

Ландшафт определяет менталитет народа, язык, оседлость и даже длительность существования этноса на территории. И в этом плане Владивосток — город очень сильного ландшафта, сильной природы и сильных людей. Кстати, чем суровее природные условия, тем спокойнее люди относятся к мелким неудобствам, здесь на первом плане оказываются действительно важные вещи. К сожалению, сейчас население замещается выходцами из Средней Азии, и баланс может быть нарушен, и тогда мы будем существовать внутри интересного процесса смешения разных субкультур.

Владивосток — город очень сильного ландшафта, сильной природы и сильных людей. Сергей Митрофанов

О «коломенском» патриотизме

Большинство молодых людей хотят закончить здесь университет и скорее уехать из этого «проклятого города», забывая о том, что хорошо там, где нас нет. Однако, сказал же дьявол грешнику в одном из анекдотов: «Не надо путать туризм с эмиграцией!». У нас в «В-Лазере» тоже большой отрицательный миграционный коэффициент: много молодых людей уезжает, но половина через два-четыре года возвращается. Поймите, у меня нет местного «коломенского» патриотизма, я здесь не родился и не призываю никого здесь жить. Если увижу интересный проект в Сиэттле, Вологде или Москве и это будет стоить того — перееду. Человек должен быть космополитом, город не должен связывать в развитии.


Владивосток традиционно поставлял в сборные команды страны гребцов, парусников, а нынче сюда добавились высокие специалисты по бадминтону и даже пляжному волейболу. К сожалению, в последние двадцать лет ослабилось представительство боксеров, штангистов и пловцов. Для любителей более интеллектуальных видов напомним, что в стране не так много городов, подаривших миру выдающихся шахматистов мирового уровня, а ведь Владивосток — это родина гроссмейстера Александра Зайцева.


Об образовании

Нужно больше учиться, знания никогда не бывают лишними. Если вы хотите лучше понимать основу композиции в изобразительном искусстве, тогда я вам посоветую прочесть монографию Рудольфа Арнхейма. Нельзя забывать про любовь к чтению, ведь образование состоит из трех лопастей: формальное образование, семейное образование и функциональное образование. Я никогда не упускал шанса получить гуманитарное образование, хотя у меня уже были два технических диплома и один экономический. Просто я на 100 % уверен: гуманитарное образование сильно развивает интуицию, и законы рекурсии одни и те же в литературе, музыке, живописи и программировании.

О перспективах малого бизнеса

Во Владивостоке еще многое не сделано. Например, еще не открыты склады для хранения шин — головная боль каждого автомобилиста без гаража, или склады для строительных лесов, которые можно сдавать в аренду. Кроме этого, у нас здесь «логистическая труба», и в связи с этим появляются много возможностей, которых в Москве нет. Например, откройте в столице логистическую компанию и попробуйте выбиться из убытков. Здесь же не так много фирм, но хватает и грузов, и возможностей. Дорога открыта. Если бы мне было 23 года и я снова приехал после аспирантуры, то попробовал создать интеллектуальный бизнес и доказал бы, что он может быть выгодным, хотя этот план у меня еще до сих пор не снят с повестки дня.


В бизнесе всегда существует неограниченное число возможностей для стартапов, но не многие их способны распознать, и, тем более, использовать. Тем не менее, во Владивостоке совершенно не развита сфера услуг, даже самых простых, таких как настройка цифровых телевизоров или установка кондиционеров.


О правополушарных людях во Владивостоке

Тихоокеанское побережье всегда было намного интереснее Атлантического. Вот если в Москве вы попросите студентов сложить руки в замок, то у подавляющего большинства сверху окажется правый палец (левополушарные люди), а на Дальнем Востоке гораздо чаще сверху окажется левый палец (правополушарные). Во Владивостоке гораздо больше правополушарных людей с образным мышлением. На самом деле, я полагаю, что будущее именно за лириками, а не за физиками, просто IT еще недостаточно продвинуты.

О теории идеалов Рассела Акоффа

Люди едут в Москву становиться «королями мира», но, поймите, для 80% людей нехарактерно быть собственниками бизнеса. Лейтмотив «обогащайтесь» всех заразил, но это не новость, призрак «золотого тельца» периодически начинает доминировать в разных регионах мира. Сначала у нас было «строительство коммунизма» и посыл, что деньги — это тлен, хотя на деле была попытка реализации идеи «вульгарного марксизма» Сейчас рассуждения о смысле жизни считают в лучшем случае притворством, если не самооправданием неудачников и бездельников. Тем не менее, если вы прочтете книгу американского философа и математика Рассела Акоффа о целеустремленных системах, то согласитесь, что, кроме наиболее очевидного идеала всемогущества (власть и деньги), остаются еще идеалы правды (реализуются через науку), любви (через семью и религию) и красоты (через искусство).

Рассел Линкольн Акофф (1919 — 2009)  — известный американский ученый в областях исследования операций и теории систем, методы которых активно используются в теории организации и управления.

О саммите АТЭС

Саммит АТЭС — это печальная череда последовательного снижения планки готовности Владивостока к международному форуму. Первоначально список объектов для сдачи к форуму был чуть ли не вдвое шире. Когда пришла пора «протягивать ножки по одежке», из первоначального перечня стали вычеркивать объект за объектом, к сожалению, секвестирование начали с детского онкологического центра. Дальше — больше. Зачем строить две пятизвездочные гостиницы, если ни одна из них не будет сдана к началу АТЭС? В какие сроки будут сданы эти объекты, если их не успеют открыть до 6 сентября?

Я уже не говорю о том, что все архитекторы Владивостока «плакали навзрыд», когда снесли уютный морвокзальчик прибрежных сообщений в районе 36 причала и начали возведение «вставного зуба», вопреки всем правилам и нормам на выдачу разрешений, — эту нашумевшую историю все знают. Вторая гостиница возводится в районе бывшего завода «Металлист» и тоже не будет сдана к АТЭС, но подход к строительству просто поражает. Зачем отрезать рядом со стройкой двести метров морского побережья? Там же спортивные площадки были, детские качели, учебный пункт выпуска серфингистов, примитивные беседки для отдыха, а теперь — контейнерные жилые балки или временные офисы стройки. Зачем? Ведь через дорогу два гектара строительного пустыря, минизавод «Трилитон» по производству цементной смеси для окружных строек, огромная площадка по хранению кирпичей и стройматериалов под открытым небом. Интересно, когда гостиница откроется, заводик в 50 метрах от водоохраной зоны продолжит генерировать цементную пыль в микрорайоне? Вот подивятся гости саммита и журналисты на все это из окон гостиницы «Амурский залив». Обидно, что мы демонстрируем всему миру такой уровень интеллектуальной и проектной импотенции накануне важного международного события.

Строительство пятизвездочного отеля Hyatt на мысе Бурном

Дай Бог, чтобы проект Дальневосточного федерального университета оправдал себя, хотя здесь также есть место для опасений. Вспомним историю создания Новосибирского государственного университета (НГУ), который стал научным и образовательным центром мировой величины. Подход к образованию НГУ коренным образом отличается от того, что происходит сейчас с ДВФУ. По-моему, при проектировании не предполагалось размещать в этих помещениях университет, поскольку в кампусе любого вуза должны предусматриваться специализированные корпуса и лаборатории по нормативам обеспеченности.


Во Владивостоке есть возможность поступить в военный институт — на полное обеспечение государства, начиная с первого курса. К тому же, в структуре располагаемых доходов населения происходят быстрые сдвиги, теперь лейтенанту, проходящему службу на подводной лодке, платят 112 тысяч рублей. Опять же, есть куда податься любителям романтических профессий, ведь не в каждом городе обучают моряков гражданского и рыболовного флота, причем и в МГУ имени Невельского, и в Дальрыбвтузе уровень обеспечения курсантов во время учебы выше, чем в обычных вузах.


О Бильбао и музее современного искусства

Объекты типа мостов во Владивостоке — это очень интересный эксперимент. Например, Бильбао был никому не известным городом всего пятьдесят лет назад. Но нашелся в городском совете один умный человек, который пролоббировал решение занять у некоего банка двадцать миллионов долларов и возвести Музей современного искусства. Сейчас этот городок в Испании — не только туристическая мекка, но и точка притяжения индустриальных инвестиций, хотя, казалось бы, при чем тут музей? Интересно, сыграют ли мосты у нас похожую роль некоего спускового механизма? Кто знает. Впрочем, символы города — это очень важно, они создают атмосферу и настроение, да и тот же ландшафт.

Музей Гуггенхайма в Бильбао (Испания)

О власти

Давайте наймем самого лучшего губернатора в мире, лучшего мэра и самого лучшего министра Дальневосточного федерального округа, а Путин возьмет на работу самого лучшего полпреда в нашем регионе — и заживем. Вопрос сложный для меня: эти люди действительно очень сильно могут повлиять на ситуацию. Даже для примера можно взять Хабаровск и Владивосток, у которых стартовые позиции развития близки были, но благодаря отношениям в связке «губернатор — мэр» итоги оказались разные.

Но наши власти не с Марса прилетели, и нас как народ это устраивает. На кой ляд мне ваш порядок, если мне не разрешат с родного завода металл тырить и ковать кладбищенские оградки в нерабочее время. Мы готовы к такой власти, которая есть, чего тут удивляться.


Если вы собираетесь получить высшее образование, но средств для очного обучения не достаточно, — получите диплом сварщика за несколько месяцев, через несколько месяцев работы вы закроете и проблему «хлеба насущного», и будете способны оплатить вечерний или заочный факультеты. Разумеется, работать надо с душой, вечные подмастерья не зарабатывают много. Сварщик — для примера, сегодня в Приморье и тракториста с сертификатом днем с огнем не сыщешь, да и по другим рабочим специальностям «полная труба».


Об адмирале Риковере и советском образовании

Как говорил в отчете Конгрессу адмирал Риковер, отец американского атомного подводного флота, США обязаны срочно копировать систему школьного образования в СССР, иначе через двадцать лет Америка окончательно отстанет по темпам развития от Советского Союза. Об этом нам и нужно думать сейчас, дабы через сто лет кто-нибудь собрал плоды. Важно еще понимать, что некоторые процессы требуют поступательного движения и не могут произойти мгновенно. Если собрать в одном месте девять беременных женщин, ребенок все равно не появится на свет через месяц.

Текст: Елена Белова. Фото: Митя Кузьменко, peoples.ru, Юрий Смитюк, promo

Orphus system