Эксперты: Петр Щедровицкий о Владивостоке и пути его развития

«Владивосток-3000» спросил у Петра Щедровицкого, эксперта по вопросам региональной и промышленной политики, о том, что нужно знать молодым людям о происходящем в своем регионе и городе.

Петр Щедровицкий — эксперт по управлению развитием, по вопросам региональной и промышленной политики, инновационной деятельности и подготовки кадров; советник генерального директора Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом»; президент Института развития имени Г. П. Щедровицкого; член правления фонда «Центр стратегических разработок «Северо-запад»; заместитель директора Института философии РАН по развитию; член Экспертного совета Агентства Стратегических инициатив; член Совета кластера города Железногорска.

 

— Если бы вам пришлось объяснить десятикласснику общественно-политическую и экономическую ситуацию, которая сейчас складывается на Дальнем Востоке, что бы вы сказали?

— В чем разница между десятиклассником и взрослым человеком? Очень часто школьники оказываются умнее. На самом деле, я бы рассказал более полную версию того, что я рассказываю взрослым.

Дальний Восток сегодня подвержен влиянию макропроцесса — процесса индустриализации и урбанизации в Азии, который является основным для всего современного мира. По крайней мере, самым актуальным. Есть процессы, которые еще только набирают силу и станут видимыми через 15-20 лет, а этот находится на своем пике. 

 

Порто-франко — порт, пользующийся правом беспошлинного ввоза и вывоза товаров. Часто создается при сооружении нового порта с целью привлечения грузов и увеличения товарооборота.
В Российской империи режим порто-франко действовал в разные годы в Феодосии, Одессе, Батуми и Владивостоке.

В настоящее время регион характеризуют высокие темпы экономического роста. Идет первичная и вторичная индустриализация, создание современных инфраструктур и нового качества жизни, и в связи с этим — фантастический рост потребления, который начинается буквально за ближайшей границей Приморского края и так называемого Дальнего Востока, исторические и экономико-географические границы которого можно обсуждать отдельно. Процесс этот задает главный вызов тому, что может и должно происходить в этом российском регионе.

Второй аспект, что в силу разных обстоятельств — позднего освоения относительно других регионов России, удаленности от центра, низкого уровня заселения и низкой плотности деятельности на этой территории, отсутствия крупных городов — темпы развития здесь отстают, как от среднероссийских, так и от желаемых, с точки зрения соответствия масштабу процессов, происходящих в АТР. Соответственно, сегодня востребована такая модель государственной региональной политики и технологического развития по отношению к Дальнему Востоку, которая смогла бы ликвидировать или, по крайней мере, сгладить, этот разрыв.

— В чем специфика самого города Владивостока?

— Давайте вспомним, что Владивосток был заложен в июле 1860 года, то есть совсем недавно по историческим меркам. Расположен город так, что от него многие мировые центры находятся ближе, чем от Москвы: Сан-Франциско, Токио, Сеул, Пекин. Владивосток в центре АТР — это выгодное географическое положение. Создавался город изначально как военное поселение и одновременно как порт. Но его военные функции никогда всерьез не были использованы, а вот портовые были реализованы через идеологию «порто-франко», которая существовала около полувека, до десятых годов XX века. За пятьдесят лет город прошел такой путь развития, который многие старые русские города проходили столетиями. И к началу века был уже мощным центром притяжения всякого рода торговой и промышленной активности.

Дореволюционный Владивосток

Владивосток с самого начала был мультикультурным и мультинациональным. В нем активно селились иностранные специалисты и торговцы: американцы, немцы. Многие улицы и дома до сих пор несут на себе печать этого первого торгового освоения. 

А поскольку население было мультикультурным и мультинациональным и из России туда ехала достаточно активная прослойка, ориентирующаяся на предпринимательство — город бурно развивался. Это объяснялось еще и тем, что приехавшие вырывались из традиционных социальных оков, которыми характеризовалась центральная Россия. Уровень самоуправления и самоорганизации в этом регионе был гораздо выше, чем в целом по стране. Например, он не был связан путами традиционной крестьянской общины. Сельское хозяйство носило, в основном, товарный характер — это были крупные хутора, которые развивались практически по американскому пути через создание фермерского хозяйства.

— Что необходимо знать молодым людям 18-30 лет, живущим во Владивостоке, о том, что происходит в их регионе, какие нюансы необходимо учитывать, на что обращать внимание? Насколько регион удобен для молодежи?

— Если модель развития региона будет современной, а не повтором советских долгостроев, то город, безусловно, будет отвечать интересам молодежи не только в возрастном смысле, но и в смысле новых проектов и инноваций, современных решений в области промышленности и инфраструктуры.

Если мы заложим те инфраструктурные и индустриальные решения, которые будут применять самые современные подходы, у нас есть шанс сгладить проблемы, связанные, например, с малочисленностью населения. Есть возможность создания в регионе полностью роботизированных предприятий. Но для этого необходимо иметь проекты этих производств, и выстраивать под них систему образования и размещения. Сырьевой же тренд развития использовать как ресурсную базу для решения задач развития. Создавать самую современную систему экологического планирования, чтобы качество жизни было высоким. Создавать самое современное сельское хозяйство, которое бы управлялось из космоса и обладало бы высокой продуктивностью. Создавать самый современный жилой сектор из самых современных материалов. То есть превратить этот регион в плацдарм для реализации фронтированных достижений в области технологий и управления.

Остров Русский, Дальневосточный федеральный университет

— Каковы ваши прогнозы на жизнь Владивостока после саммита АТЭС?

— Во-первых, я исхожу из того, что комплекс работ по модернизации города, который делался к саммиту, будет завершен. И это стало поводом для того, чтобы решить ряд давних инфраструктурных вопросов: дорога из аэропорта в город, расшивка транспортных проблем внутри самого города, мост, новый кампус федерального университета. Понятно, что инвестиции, сделанные в связи с саммитом, безусловно, полезны.

А во-вторых, считаю, что очень важно освещать программу самого саммита и его повестку дня, потому что это повестка дня всего мира и в частности Азиатского региона. Вопросы, которые будут вынесены на панельные дискуссии в ходе саммита, на мой взгляд, являются повесткой дня для СМИ и для интеллектуалов Владивостока. Я писал когда-то, что мировая держава — та, которая «держит мир на своих руках», то есть отвечает на мировые проблемы. Поэтому у России появляется возможность обсудить мировые проблемы во Владивостоке и участвовать в их решении. Но эти проблемы нужно сделать своими: мы не должны говорить «мы» и «они». Повестка дня должна стать общей, иначе не будет никакого взаимодействия. Интеграция в АТР начинается с интеграции в повестку дня, картина мира и приоритеты должны быть общими. Тот факт, что на Дальнем Востоке пройдет саммит АТЭС — это очень серьезный шаг вперед в процессе интеграции. 

Текст: Елена Белова, Зоя Милославская, ru.wikipedia.org. Фото: Юрий Смитюк, из личного архива Петра Щедровицкого, oldvladivostok.ru

Orphus system