Первые лица: Лариса Белоброва о театре, «Меридианах Тихого», хипстерах и религии

Одна из самых харизматичных женщин Владивостока — о своем взгляде на театры и молодых актеров, гостях юбилейного кинофестиваля, понимании религии и о том, что в жизни стоит рассчитывать именно на себя.


Лариса Белоброва, 47 лет. Замужем, трое детей. Актриса Приморского академического краевого драматического театра имени Горького, заслуженная артистка России. Идейный вдохновитель и организатор Международного кинофестиваля стран АТР «Меридианы Тихого».

Актеры должны быть личностями. Не может актер стать актером без личной жизненной позиции. Он должен рвать жилы за свое или не принимать того, что ему предлагают. Не понимаю, когда во всем соглашаются с режиссером, потому что я другая, сумасшедшая. Сцена — это лакмусовая бумага с перевертышами: здесь дорогой материал смотрится дешево, а дешевый смотрится дорого. Подобные чудеса происходят и с людьми, которые выходят на сцену.

В актеры идут только сумасшедшие люди, потому что никто не зарабатывает много денег, и все это знают. Когда я поступала, и все родители одинаково получали по сто рублей, никого не волновало, что и как будет дальше. Сейчас, когда ребенок говорит маме и папе о том, что пойдет в театральный, они хватаются за голову. Но несмотря на это, слава богу, набор в Академию искусств продолжается, ребята учатся и работают в наших театрах.

Мне жаль, что сейчас во Владивостоке нет ярко выраженной градации театров, чтобы зритель, начиная с юного возраста, проходил все этапы взросления. Начать с кукольного театра, прийти в юношеский, а затем увидеть и взрослые постановки. Подобная градация, мне кажется, была утеряна, когда Театр юного зрителя (сейчас Театр молодежи — прим. Ред.) начал экспериментировать: они поймали другую волну и ушли во взрослость. Театр, который должен говорить о том, что волнует зрителя 13-17 лет, начал рассказывать о взрослых проблемах. Сейчас Театр молодежи делает разные хорошие постановки, но мне, как маме, хочется, чтобы это явление было ярче. Я думаю, что есть огромное количество подростков, которое может еще к ним прийти.

Интервью Ларисы Белобровой программе «Культурно» (ОТВ-Прим)

У молодых актеров есть возможность развиваться, хотя бы потому что постоянно приезжают разные режиссеры, идут гастроли других театров. Из последних, например, к нам приезжал Большой драматический театр имени Товстоногова. И сами актеры же не сидят на месте, они постоянно играют в новых спектаклях, набираются опыта. Необязательно летать в Москву, можно наблюдать и учиться здесь, особенно если ты участвуешь в разных проектах. Тем более сейчас, когда с развитием информационной среды и интернета вы можете увидеть большое количество актерских работ просто зайдя на Youtube.

Во Владивостоке много хороших молодых актеров. Им, конечно, хочется играть разный репертуар, трудиться с разными режиссерами. Но, чтобы получать яркие роли, актеры сами должны быть яркими. Мне кажется, что всем театрам нужно искать и приглашать разноплановых режиссеров, чтобы у актеров была возможность расти дальше. Например, Ефим Семенович Звеняцкий (художественный руководитель Театра имени Горького — прим. Ред.) сейчас заключает контракт с молодой девочкой-режиссером из Москвы, чего театр ждет с нетерпением.

Я слышала, что с Константином Хабенским были предварительные договоренности по постановке «Белой гвардии». Но пока у него столько работы — сложно сказать, когда он сможет к нам приехать. Как только станет свободнее, может они и вернутся к этому проекту. Знаю, что у него было желание здесь даже школу актерского мастерства открывать.

Сергей Степанченко и Лариса Белоброва. Международный кинофестиваль стран АТР «Меридианы Тихого-2011»

Ребята, которые хотели снимать кино во Владивостоке, были всегда. Слава богу, что они никого не слушали о том, что здесь тмутаракань, и все ужасно — просто брали и делали свое дело. Потом появился Pacific Meridian, который оживил кинопространство во Владивостоке и дал своеобразный толчок к развитию. Но никто не придет и не скажет, вот вам миллион долларов, давайте, снимайте. Те, кто это понимают — молодцы, рассчитывают только на себя. Помните, как у Булгакова: «Никогда и ничего не просите! Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас. Сами предложат и сами все дадут!»

Я надеюсь, что в связи с развитием территории строительство киностудии на острове Русском станет возможным уже лет через пять. И тогда молодым кинорежиссерам будет легче. Еще важное дело ведет в этой области «Фильмкомиссия Владивостока», которая оказывает содействие в кинопроизводстве на территории Приморского края и Дальнего Востока.

Про фильм «Ночь» — он не ушел на полку, мы с режиссером Сергеем Боровковым готовимся к тщательному монтажу, чтобы совместно со специалистами сделать хорошую кинокартину, возможно короткометражную.

На кинофестивале «Меридианы Тихого» в сентябре я буду в том же качестве, как и обычно — председателя оргкомитета. Будут изменения, но, надеюсь, что все пройдет хорошо. В стороне я не останусь, мы обязательно встретимся с вами на специальных мероприятиях кинофестиваля. 

Не хочу, чтобы вы думали, что на юбилейном кинофестивале вас «забомбят» звездами. Наоборот, это будет больше похоже на свадебный юбилей родителей, когда собираются родные, близкие, друзья и вспоминают, как все начиналось. Сейчас мы ведем переговоры и рассылаем приглашения, но, конечно, из наших старых друзей, мы ждем Сергея Бодрова-старшего, Гуку Омарову, Артемия Троицкого, Отара Иоселиани, Ингеборгу Дапкунайте и многих других.

Интервью Ларисы Белобровой приморскому онлайн-телевидению Prim.TV

Мне тут назвали ваше новое молодежное движение, которое Сергей Боровков олицетворяет,  хипстеры, кажется. И сказали: «Вы — хипстер, у вас феньки». Ну я рада, потому что если это антигламур — то это я.

Очень интересно совместно с ребятами на кинофестивале сделать вечеринку для молодежи с дресс-кодом: коктейльными платьями, костюмами или смокингами. Тогда вы увидите своих девушек-«хипстеров» другими глазами. Потому что, как говорил мой мастер Альберт Яковлевич Мамонтов, балетками гораздо труднее проткнуть сердце мужчины, чем шпилькой — и заставлял нас целый день бегать на шпильках по институту, играть в них на сцене, мы даже по горам могли в шпильках лазить! Многие девочки привыкают ходить в кедах, но одна пара туфель и платье в чемодане должны быть всегда. Это культура, которой нужно учить наших детей. Днем вы можете ходить в чем угодно, но если это вечеринка — будьте добры выглядеть по первому классу.

Артемия Троицкого спросили о том, как он живет в России, ведь здесь так ужасно. Он ответил, что, когда был молодым и жил в Москве, — творился такой же ужас, все оказывалось под запретом, и даже пластинки привозили подпольно. И продолжил: «Просто нужно быть нормальным человеком самому, тогда вокруг тебя создатся компания, с которой тебе будет хорошо везде: на Луне, у речки, в тайге, в пустыне или во Владивостоке». Поэтому, когда люди начинают гнусавить и говорить, что здесь ничего не возможно — все возможно. Делай! Никто не принесет тебе ничего на блюдечке с голубой каемочкой.

Притча от Ларисы Белобровой

Сидит дедулька возле городских ворот, и идет мимо странник:

— Дедушка, здравствуй, я ни разу здесь не был. Какие люди живут в этом городе?
— А какие люди были в том городе, из которого ты ушел?
— Это были эгоистичные и злые люди. Впрочем, именно поэтому я с радостью уехал оттуда!
— Здесь ты встретишь точно таких же, — ответил ему дед.

Немного погодя, другой человек приблизился к этому месту и задал тот же вопрос:

— Скажи, дедушка, какие люди живут в этом городе?
— А скажи, сынок, как вели себя люди в том городе, откуда ты пришел?
— О, это были добрые, гостеприимные и благородные души. У меня там осталось много друзей, и мне нелегко было с ними расставаться.
— Ты найдешь таких же и здесь.

Каждый приходит к пониманию религии в свое время. Мои дочери уже не задают подобных вопросов, потому что с детства ходят со мной в храм. Самая большая проблема состоит в том, что наши бабушки и дедушки были православными, а родители, выросшие в советское время, решили стать агностиками. Тем не менее все приходят в церковь по-разному: после горя, потери или болезни близких. У всех своя судьба и своя жизнь, но православные гораздо проще воспринимают происходящее, не задавая вопроса «почему со мной это?» Я понимаю, что все происходящее со мной — должно было произойти, и смиряюсь. От смирения становится очень спокойно и понятно.

Ровно в 42 года я поняла, что могла умереть несколько раз. Вот так — щелк, и меня нет. И почему-то, уже имея двоих детей, осознала, что это бабушка меня отмолила. Мне теперь ничего не страшно, я очень чувствую эту силу. И ведь бабушка меня даже не заставляла ходить в храм. Как говорил один великий старец — не пытайся изменить мир, потому что все будет рушиться. Не пытайся изменить мир — делай то, что должен. Бабушка просто делала то, что она должна была.

Если ты в православной религии не находишь ответа — едь в другие места и ищи. Я ни в коем случае никого не склоняю в свою сторону: сравнивайте, ощущайте, находите. Но самое главное, что в любой из религий едино одно: бог — есть любовь. Если бы мы исполняли хотя бы одну заповедь «возлюби ближнего как самого себя», все стало бы лучше. Мы страдаем от отсутствия любви, а преступления совершаются от недолюбленности и одиночества.

Я за батюшек просто глотку порву. И когда мне про батюшек кто-то начинает говорить нехорошее — отвечаю, что эта тема для меня закрыта. К счастью, в моей жизни было очень много примеров, поэтому позволяю себе так реагировать. Если была бы батюшкой, то умерла бы уже давно, хотя бы от стояния на пятичасовых службах. А они еще постоянно в работе со сбитыми руками: строят, копают огороды, занимаются хозяйством.

Любое интервью, особенно, когда звонят по телефону — может искажать тот смысл, который хочется донести. Я сказала, что буду там, где будет мой муж. Ну а как иначе? Семья — это первое в моей жизни. Работа, как бы я ни хотела, — второе. Я обязательно буду приезжать и играть во Владивостоке, потому что не могу так резко уйти и оставить спектакли, в которых участвую. Тем более здесь у меня остались дела, связанные с моими староверами и появлением во Владивостоке скульптур Юла Бриннера и Элеоноры Прей.

Текст: Елена Белова. Фото: Vita, chitatetocruto.blogspot.com

Orphus system