Жан-Клод Пенсон: Тексты как музыка саксофона Колтрейна

В рамках года французского языка в России по приглашению «Альянс Франсез» Владивосток посетил Жан-Клод Пенсон (Jean-Claude Pinson) — один из самых известных и почитаемых поэтов-теоретиков современной Франции.

Жан-Клод Пенсон родился в 1947 году. Является автором книг «Жить поэтом. Очерк о современной поэзии» (1995), «Искусство после великого искусства» (2005), «Пятигорск. О поэзии» (2008), «Жить цветом» (2011) и других. Пишет стихи в прозе, эссе о философии искусства. Преподавал философию в университете города Нанта. Во всех своих произведениях Пенсон говорит об искусстве и пытается переосмыслить поэзию в современном мире для того, чтобы дать новую жизнь литературному слову.

В свои 65 он энергичен, строен, открыт и отзывчив. Отличный возраст для писателя. Будучи на пенсии, он уже не преподает философию искусства в университете и теперь может всю первую половину недели посвящать чистому творчеству в своем доме на берегу океана в часе езды от Нанта, прерываясь только на прогулки у моря и чтение газеты «Монд» в кафе ближайшего поселка. К слову, это старейшее и авторитетнейшее французское издание отмечает обязательными публикациями каждую вышедшую его книгу. Вторую же половину недели он, как правило, проводит в Нанте — за деловыми встречами, выступлениями по приглашениям, посещением выставок и родственников. Жан-Клод активно участвует в издании журнала «Публичное место», исследующего пространство города и его влияние на человека. Один из номеров этого журнала посвящен звуковой среде города, другой — его запахам, третий — эротике урбанистического пространства. При том, что финансируется журнал муниципалитетом, это совершенно независимое издание, позволяющее себе как угодно критиковать городские власти.

Его творчество, процессом которого он наслаждается, — это стихи в прозе, в них он ищет новые пути выражения себя, а также философские эссе, исследующие взаимоотношения искусства и реальности: «Как заварка растворяется в воде, так же и искусство должно растворяться в образе жизни». Первые публикации у него появились только после сорока лет. По словам Пенсона, путь литератора во Франции отнюдь не усыпан розами и молодым пробиться к издателю весьма сложно, однако сегодня для начинающих существует государственная поддержка — система грантов и стипендий. Также есть дома писателей, похожие на курорты, где литераторы могут какое-то время бесплатно жить и творить в обмен на, к примеру, чтение лекций для местных жителей.

Как заварка растворяется в воде, так же и искусство должно растворяться в образе жизни

 

Современная французская литература отличается огромным разнообразием, однако Жан-Клод условно выделяет два основных мэйнстрима: это последователи футуристов, экспериментирующие с формами поэтического языка, не заморачиваясь содержанием, и неоакмеисты, которые в поисках новых средств выражения не забывают о смысле и его источнике. Себя Жан-Клод относит к последним. «Я стремлюсь сделать литературное произведение музыкой, где бы текст звучал как саксофон Колтрейна», — говорит он. Еще одна современная тенденция не только в литературе, но и в других областях — это заметное сокращение объема высказывания, потому что сегодня уже почти никто не пишет длинных романов.

Источником вдохновения для Пенсона могут служить разные и порой совсем простые вещи, как луч солнца или покраска стены в доме, а в настоящий момент он вдохновлен русским алфавитом и пишет книгу под рабочим названием «Кириллица». С Россией его связывает достаточно много моментов, начиная с того, что когда-то он изучал русский язык и исповедовал марксизм (и даже радикальный маоизм, что было весьма распространенным явлением среди тогдашней творческой интеллигенции), и заканчивая тем, что его сын взял в жены русскую девушку Таню и теперь его любимая внучка и на русском, и на французском говорит одинаково хорошо.

Я стремлюсь сделать литературное произведение музыкой, где бы текст звучал как саксофон Колтрейна

 

Кумир Пенсона в поэзии — поэт Осип Мандельштам. Во Владивостоке он в первую очередь попросил отвезти его к памятнику Мандельштама. С трактовкой образа поэта скульптором Валерием Ненаживиным Жан-Клод согласился полностью.

 

Жан-Клод Пенсон попросил показать ему Музей современного искусства, нисколько не сомневаясь, что он во Владивостоке есть, как и в каждом приличном городе. Кстати, его Нант из некогда промышленного и портового города сегодня превращается в мощный эпицентр культуры, где на месте старых верфей выросли артистические кварталы со множеством творческих мастерских, галерей, музеев, концертных и театральных площадок. Нант совершил настоящий прорыв в своем развитии, и все это благодаря тому, что власти сделали ставку на активную поддержку в нем культуры и искусства.

Такой подход является весьма дальновидным и перспективным для города — поделился своими соображениями с директором «Артэтажа» Александром Городним гость из Франции. Можете себе представить, какими мыслями об отношении властей к развитию искусства во Владивостоке поделился в ответ Александр Городний, немало озабоченный сегодня тем, что судьба уникальной коллекции современного искусства «Артэтажа» опять зависла в воздухе из-за предстоящего великого переселения университета на остров Русский. «Город у нас хороший, только с правителями не везет, и вообще, если бы не 70 лет советской власти, Владивосток стал бы уже вторым Нью-Йорком», — поведал гостю Городний.

Впрочем, по словам французского писателя, уникальность приморской столицы он и сам отметил с первого взгляда: «Владивосток отличается от всех прочих российских городов, в которых я побывал. И не только тем, что это морской порт и город-крепость, но также и примерами интереснейшей архитектуры, удивительным ландшафтом. Здесь нет ощущения провинции, как в других небольших городах. Напротив — он производит впечатление значительного города с многообещающими перспективами».

Текст и фото: Татьяна Мазнева, специально для «Владивостока-3000»

Orphus system