Молодые иностранные сотрудники: Французский инженер Гаэль Бессаге

Как 24-летняя француженка Гаэль Бессаге, контролирующая монтаж вант моста через бухту Золотой Рог, открывает для себя Владивосток.

Я родом из центра Франции, во Владивостоке живу с апреля 2011 года. После окончания университета я начала работать в компании Freyssinet International, которая занимается конструированием мостов. Для строительства объектов во Владивостоке требовалось большое количество специалистов — и по распределению я отправилась работать сюда супервайзером.

О Владивостоке я слышала — но не имела понятия, где он находится, чем живет и отличается. Лишь когда на горизонте замаячил переезд, я решила изучить город — и много прочитала о нем в книгах и интернете. Сюда я отправлялась со знанием того, что Владивосток — это независимый, портовый город на краю России.

Первое ощущение у меня и моих иностранных коллег после приезда — подавленность, депрессия. Каждый раз, когда мы приходили в ресторан или в другое публичное место, у нас возникали проблемы. Мы плохо знали русский язык, и сделать заказ или получить информацию любого рода было сложной задачей. Люди нам помогали, но при этом практически не улыбались — не было ощущения, что нас рады нас видеть, будто мы не к месту.


 

Сюда я отправлялась со знанием того,
что Владивосток — это независимый, портовый город
на краю России

По мере того как мы начали открывать для себя культуру города и России, стало понятно, что люди здесь добрые, приветливые и заинтересованы в общении с нами. Первый вопрос, который мне часто задавали и задают, — «Любишь ли ты Россию?» Стоит русским людям открыться, проявляются такие замечательные черты, которые заставляют привязываться к ним, а они привязываются к тебе. Но это можно сказать о людях, город не такой привлекательный. Чего мне в нем не хватает, так это свежей еды: питание здесь — сложный вопрос. Как и организация всего — если возникает проблема, требуется очень много времени и усилий, чтобы ее решить. Мест, где можно отдохнуть вечером, немного. Во французском есть очень удобный глагол «sortir», который означает тусоваться, ходить по клубам, по барам, просто выходить в свет. Первое время местом для этого занятия был Bar21, сейчас я люблю проводить вечера в кафе «Финт ушами», когда там проходят какие-нибудь мероприятия.

Лучшие для меня места во Владивостоке — это набережная, замерзшая акватория Спортивной гавани. Нравятся виды города, которые открываются с центральной площади и на фуникулере — на самом верху, с точек, где видно мосты.

Я живу здесь не так много, чтобы прочувствовать все изменения города. Понятно, что каждый день люди спрашивают себя, успеют ли достроить мост до саммита. Я могу сказать, что все будет закончено в сроки. Неудивительно, что люди задают вопрос: «Почему сейчас и почему с нами?» — говоря о строительстве и существующих неудобствах. Важно понимать, что все эти процессы связаны не с тем, что местные власти решили сделать приятное президенту. Возведенные сейчас объекты будет приносить пользу жителям города еще много лет.

Я как супервайзер общаюсь с другими иностранными специалистами и рабочими — коммуникацию удается наладить, даже несмотря на языковой барьер. Один из служащих, узбек, подарил мне национальную одежду своего народа: длинный халат и своеобразные тапочки с загнутым носом. Это было очень приятно — так он поделился особенной, незнакомой мне культурой.

Культуру города я изучаю благодаря русской студентке Ксении, с которой живу. Именно она познакомила меня с большинством людей, которые составляют мой круг. Пожалуй, именно благодаря этому общению я открыла для себя Владивосток таким городом, какой он есть на самом деле. Городом очень молодых людей, творческих и стремящихся.

Текст: Рада Клименко. Фото: Анастасия Сивкова. 
Благодарим Ксению Ремневу за перевод с французского

Orphus system