Молодые специалисты: Бортпроводник Анна Позднякова

30-летняя Анна Позднякова за годы полетов научилась ладить со злыми гаишниками, буйными сумасшедшими и невоспитанными молодыми родителями. О том, насколько романтичная профессия стюардессы и как шуткой сгладить любую неловкость, она рассказала «Владивостоку-3000».


О том, как стать стюардессой

В «небо» я попала по совету знакомых, которые сказали, что с моим активным характером не подходит сидячая работа на одном месте. У меня два образования: среднеспециальное юридическое, и высшее — лингвист-переводчик с английского и корейского языков. Время окончания вуза совпало с периодом, когда многие корейские компании закрыли свои офисы в Приморье. Жить в Южной Корее мне не хотелось, потому что я люблю Владивосток и не променяю его на другой город.

До того, как прийти в авиакомпанию, я работала администратором в гостинице «Венеция», которая находится в аэропорту. Возможно, именно из-за этого я и стала стюардессой. Мне нравилось общаться с людьми и атмосфера аэропорта.

Устроиться бортпроводником — несложно. Я прошла собеседование по английскому языку — устное и письменное в форме теста. После сдачи языкового экзамена будущие бортпроводники проходят четырехмесячный курс обучения. Три месяца — курс по работе в самолете и технике безопасности. Нас учат, как действовать в аварийной ситуации, как правильно подавать еду и напитки. Еще месяц — курс английского языка. После этого предлагается сдать еще один языковой тест, чтобы получить допуск к международным полетам. Те, кто получают допуск, отправляются в учебный центр Asiana Airlines в Южной Корее — там проходит подготовка к полетам на самолетах Airbus.

 

При устройстве на работу, конечно, важны внешние данные. Особенно смотрят насколько у девушки стройная фигура. На должность бортпроводника принимают девушек возрастом от 18 до 25 лет. Если вы старше, работать тоже можно — все зависит от внешнего вида и состояния здоровья. Кстати, многие стюардессы выглядят моложе своих лет. Говорят, что в воздухе возраст женщины «замораживается». На самом деле, просто работа обязывает всегда хорошо выглядеть и следить за собой.

А за здоровьем бортпроводников строго следит авиакомпания. Каждые полгода мы проходим обследование врачебно-летной комиссии. Полное обследование происходит раз в два года — от стоматолога до хирурга. Если появляются отклонения, стюардессу могут списать. Здоровье бортпроводника страдает еще и потому, что мы постоянно летаем на высоте 11 600 метров, а это самый радиоактивный воздушный слой.


Кстати, многие стюардессы выглядят моложе своих лет.

Говорят, что в воздухе возраст женщины «замораживается».


Профессиональная болезнь стюардесс — варикоз, ведь в полете приходится много ходить, и чаще — на каблуках. Еще в воздухе очень сильно сохнет кожа, особенно руки и шея. Лицо все-таки защищено косметикой. Одно из главных средств в косметичке бортпроводников — термальная вода. Ее, кстати, можно сделать и самостоятельно, добавив в обычную минеральную воду масло лаванды.

О смене обстановки

Я летаю больше четырех лет, и вся жизнь проходит в воздухе. График полетов составляет авиакомпания, но в нем бывают и сбои. Однажды я должна была улететь на две недели, а в итоге задержалась на месяц. Я работала на рейсах, которые летают из Москвы по разным городам России без посадок во Владивостоке. Сейчас в моем графике чаще полеты из Владивостока. В основном, летаю на короткие рейсы — в Пекин, Сеул, Токио. Удается почувствовать себя, как на обычной работе, возвращаясь ночевать домой. Только работа не в офисе, а в воздухе.

Бывая за границей, не всегда успеваешь посмотреть новый город. В Корею, Китай и Японию рейсы короткие, и оставаться там не смысла, поэтому мы летим туда и сразу обратно. Но есть чартерные рейсы, особенно распространенные зимой. Попав в его экипаж, можно запросто остаться на неделю, например, в Таиланде с полностью оплаченным проживанием и питанием.

Самое приятное в работе для меня — постоянная смена обстановки. Очень приятно находить новых знакомымых и встречать на борту пассажиров, с которыми уже летала раньше. Ну и бесплатные путешествия, конечно, немаловажный плюс. С Дальнего Востока не так просто и дешево слетать даже в Москву и Санкт-Петербург, а мне эти города уже успели надоесть.

О пассажирах

Это только кажется, что все россияне похожи друг на друга. Жители разных городов отличаются друг от друга даже внешне. Когда пассажир заходит в самолет, я практически со стопроцентной уверенностью могу сказать, из какого он города.

Когда пассажир заходит на борт, стюардесса уже «сканирует» его. Я работаю старшим бортпроводником в смене — бригадиром, и в мои обязанности, помимо прочих, входит решение разного рода конфликтных ситуаций на борту. Поэтому стараюсь заранее определиться, чего можно ждать от пассажира: конфликтный ли он человек, сможет ли помочь в аварийной ситуации, склонен ли к истерии. Часто таким же образом я смотрю на людей на улице, пытаясь понять, что они из себя представляют. Это своего рода профессиональная деформация.

Бывает, смотришь на человека, и он кажется совершенно обычным, спокойным. Но как только закрываются двери самолета, его поведение кардинально меняется. Кто-то боится лететь, поэтому ведет себя резко и даже агрессивно. Кстати, это касается, в основном, мужчин. Они боятся летать чаще, чем женщины, и этот страх проявляют ярче.


Бывает, смотришь на человека, и он кажется совершенно обычным, спокойным. Но как только закрываются двери самолета, 

его поведение кардинально меняется.


Сама я страха перед полетом не испытываю. Для меня моя работа совершенно привычна настолько, что порой я даже забываю, что нахожусь высоко в небе. У бортпроводников есть четко закрепленный список обязанностей, и они расписаны на все время полета — бояться просто некогда. Бортпроводника учат действовать согласно установленным правилам. На личные эмоции просто не остается времени. Выход за рамки профессиональных обязанностей — большая редкость.

За четыре с половиной года полетов я ни разу не попадала в нештатные ситуации. Самое неприятное — это турбулентность и грозы. Нештатная ситуация — очень большой стресс, в первую очередь, для пассажиров. Неизвестно, как поведут себя люди, а в случае, если начнется паника, их будет очень сложно усмирить. Я уверена, что в случае ЧП весь экипаж будет действовать по инструкциям, как нас научили — спасать людей. Спасение пассажиров в чрезвычайной ситуации — на самом деле главное предназначение бортпроводника. Мало кто знает об этом, думая, что стюардесса — лишь симпатичная «хозяйка» лайнера, которая предложит конфеты, еду и напитки. 

О корректности сквозь слезы

Бортпроводнику необходимы стрессоустойчивость и чувство юмора. Посмеявшись, можно выйти из практически любой сложной ситуации. Иногда случается по неосторожности или при качке облить пассажира. Он сидит в испачканной белой рубашке, и приходится отшучиваться: «Наверное, это к деньгам! Вам сегодня повезет!» И все, пассажир перестает злиться и улыбается вместе с тобой.

Самый дурацкий вопрос от пассажиров: «Где мы летим?» Как стюардесса может определить местоположение самолета?! Карты находятся в кабине пилотов, а бортпроводникам вход туда строго запрещен. И пассажиров очень удивляет, что мы не можем ответить на этот вопрос. Я стараюсь отшучиваться, что еще не установила себе в голову GPS. Это вызывает улыбку.

Приятных пассажиров меньше, чем скандальных. Многие считают себя чуть ли не хозяином самолета, если купили билет. Случается выслушивать хамство, грубые требования принести спиртное, ведь мы не предлагаем пассажирам алкоголь на борту, за исключением пассажиров бизнес-класса. Грубиянов мы стараемся усмирять самостоятельно, но в самых крайних случаях приходится обращаться в полицию, которая забирает агрессивных пассажиров в аэропорту по прилету. Все же стараемся быть терпимыми, ведь понимаем, что не совсем адекватное поведение часто вызвано стрессом из-за нахождения в замкнутом пространстве самолета. Есть пассажиры, которые приходят на рейс уже выпившими, стараясь таким образом нивелировать страх полета. Они хотят выпить и проспать весь полет, но спать не получается, вот и начинают скандалить. 


Самый дурацкий вопрос от пассажиров: «Где мы летим?»

Как стюардесса может определить местоположение самолета?!


Однажды в полете из Хабаровска в Москву один из пассажиров рейса сошел с ума. По прибытию в аэропорт его забрала бригада психиатрической помощи. По симптомам его поведение было похоже на белую горячку, и смотреть на это было тяжело и страшно. Мужчина пытался выйти из самолета на высоте, открыть двери. Правда, страшно стало потом, уже дома. А в тот момент главной мыслью было, как справиться с ситуацией и оградить от неприятного зрелища остальных триста пассажиров. Тогда нас спасло, что в самолете были бойцы ОМОН, и они смогли нам помочь. Мужская часть экипажа — пилоты — в этих случаях нам не помощники. Их запрещено отвлекать от управления самолетом. Мы лишь можем известить по служебной связи командира экипажа о том, что на борту нештатная ситуация, и держать его в курсе происходящего.

Какие бы не была ситуация в жизни, проблемы дома — стюардесса всегда должна быть сильной. Непозволительно давать волю эмоциям, хотя иногда хочется расплакаться. Курьезных моментов бывает очень много. Немало и ситуаций, когда я поражаюсь человеческой глупости и невоспитанности. Есть момент, с которым я сталкивалась неоднократно — непонимание со стороны родителей, летящих с грудными детьми. Им даешь поднос с едой, а они в ответ протягивают испачканный памперс и недоумевают, когда мы отказываемся его выбросить и предлагаем пассажирам самим пройти до туалетной комнаты. Вы же не предлагаете убрать за вашим ребенком официанткам в кафе? Почему это должна делать стюардесса? Такое отсутствие воспитания обескураживает.

Часто пассажиры просят бортпроводников о том, чего они не могут сделать. Например, если у маленького пассажира болит живот, мы не можем давать никаких препаратов. При подготовке бортпроводников мы прошли курсы оказания первой помощи, но давать препараты, кроме тех, что есть в бортовой аптечке, не имеем права. В аптечке на борту самолета — набор самых простых лекарств: обезболивающие, средства от расстройства желудка, валидол. Если у пассажира падает давление, мы можем предложить ему крепкий горячий сладкий чай. Если давление высокое, предлагаем подышать в кислородной маске. Когда пассажиру становится плохо, мы спрашиваем, есть ли среди пассажиров врач, который может оказать помощь. Но сейчас люди перестали откликаться, не желая брать на себя ответственность за чужую жизнь.


Когда пассажиру становится плохо, мы спрашиваем, есть ли среди пассажиров врач, который может оказать помощь. Но сейчас люди перестали откликаться, не желая брать на себя ответственность за чужую жизнь.


Мой самый любимый путь — от самолета до машины и от машины до дома. Заходя домой, я оставляю за порогом весь негатив. Со временем я научилась оставлять неприятные эмоции в салоне и отключаться от происходящего, сходя на трап. Раньше я сильно переживала по поводу хамства со стороны пассажиров.

О романтике и ее отсутствии

Уходя на пенсию, многие бортпроводники остаются в авиакомпании, обучая молодых специалистов, следя за летным расписанием. Но текучка кадров среди стюардесс очень большая. Много девчонок находит среди пассажиров свою судьбу, выходят замуж и увольняется.

Но многие возвращаются после декретного отпуска обратно в воздух. Во-первых, сейчас тенденция такова, что молодые семьи зачастую распадаются, и женщина вынуждена сама содержать ребенка. А во-вторых, девушки просто привыкают хорошо зарабатывать и быть независимыми, а «на земле» работу, обеспечивающую прежний уровень жизни, найти не так просто. Есть те, кто приходит за романтикой, но не найдя ее, быстро разочаровываются в профессии. Поэтому текучка кадров среди стюардесс высокая, и бортпроводников авиакомпании ищут постоянно.

Романтики в нашей работе никакой нет. Часто рейсы вылетают из Владивостока рано, и просыпаться приходится в 4 часа утра, чтобы успеть сделать прическу и макияж и добраться до аэропорта.

Среди бортпроводников есть и парни, но их немного. Немногие ребята соглашаются на такую работу. Во время полета у каждого бортпроводника есть определенный круг обязанностей. Мальчиков-проводников обычно ставят «под самолет» — контролировать погрузку багажа. Им проще выполнять эту работу, в том числе и зимой, ведь на летном поле всегда сильный ветер.


Текст: Евгения Варакина. Фото: Дарья Климова.

Orphus system