Свое дело: Компания Mobify Игоря Фалецкого

27-летний Игорь Фалецкий из Владивостока основал известную во всем мире компанию, приносящую сегодня миллионы долларов. О том, как заполучить в клиенты Starbucks и Vogue, он рассказал «Владивостоку-3000».


Я родился во Владивостоке и прожил здесь до девяти лет. В 1994 году наша семья переехала на Чукотку, где мои дедушка и бабушка работали геологами, затем мы уехали жить в Подмосковье. Когда мне было 15 лет, семья эмигрировала в Канаду. К тому времени я уже окончил российскую школу экстерном и в Ванкувере два года отучился в местной средней школе, чтобы выучить английский язык.

В Ванкувере я окончил Simon Fraser University — один из самых престижных технических вузов Канады. Моя специальность — программист, по-английски — Computing Science. Учиться в Канаде интересно и достаточно дешево по сравнению с США. Но студентам там скучновато, особенно тем, кто вырос в России. Мне хотелось увидеть мир, поэтому, учась на четвертом курсе, я поехал по студенческому обмену на год в Прагу. Там я увидел, насколько доступны в Европе мобильные телефоны и мобильный интернет, в отличие от Канады, где эти услуги были не только не развиты, но и очень дороги. Я решил принести мобильные технологии в Северную Америку.

О первых шагах

Моим стартовым проектом стала разработка системы для рассылки расписания автобусов по sms. Вместе с моим канадским другом мы запустили ее в 2007 году, в Европе такие программы к тому времени были очень популярны. Эту систему мы продали одной из транспортных компаний Ванкувера и начали свой бизнес.

Нас было всего двое. Не было ни больших денег, ни инвесторов. Мы снимали одну квартиру на двоих, которая была и нашим офисом. На счету было несколько сотен долларов, сэкономленных за годы учебы в университете. С самого начала мы старались заключать как можно более прибыльные сделки, продавая свои программы. Поначалу это приносило нам около 40-50 тысяч долларов в год. Для Канады это очень мало, хватало лишь на еду и плату за жилье.


Нас было всего двое. Не было ни больших денег, ни инвесторов. Мы снимали одну квартиру на двоих, которая была и нашим офисом.


После первой сделки нам показалось, что начать свой бизнес очень легко. Мы хотели выйти на новые рынки, пытаясь продать нашу программу другим городам Канады, но там она никому не была нужна. Попытка выйти с этой же программой на американский рынок тоже оказалась безуспешной. В Штатах совершенно другие операторы сотовой связи, и с ними нужно было заключать отдельные сделки. А мы были всего лишь двумя вчерашними студентами.

Тогда еще не существовало iPhone с огромным количеством приложений, и мы не думали, что можно делать бизнес, связанный с мобильными приложениями. Решили, что единственный путь — это строить свое дело на мобильном интернете, делая ставку на мобильные версии веб-сайтов. Через полтора года мы создали первый успешный продукт — технологию Mobify. Это сервис адаптации любого сайта для мобильного устройства.

 

Технология Mobify — это сервис адаптации любого сайта для мобильного устройства.

Мы стали усердно искать первых пользователей для Mobify, но в Ванкувере было мало потенциальных клиентов. Поэтому мы поехали искать покупателей в Сан-Франциско — Кремниевую долину. Там действительно можно было сделать большие деньги на продаже новых технологий. Как у граждан Канады, у нас не было рабочих виз в США, поэтому мы смогли провести там лишь три месяца, как туристы. За это время нам удалось заключить несколько сделок.


Первым крупным клиентом стала компания Conde Nast

— один из крупнейших в мире издательских домов,

выпускающий журналы Vogue, GQ, Tattler и Glamour.


Первым крупным клиентом стала компания Conde Nast — один из крупнейших в мире издательских домов, выпускающий журналы Vogue, GQ, Tattler и Glamour. Разработчики Conde Nast использовали сервис Mobify для создания мобильной версии технического журнала Wired. После этого мы закрыли сделку с центральным офисом Conde Nast в Нью-Йорке, запуская мобильные версии сайтов остальных журналов этого дома. Сейчас мы также работаем с филиалами Conde Nast в Индии и России. Мобильные версии их сайтов также разработаны с помощью Mobify.

О компании

Сейчас в компании Mobify работает около сорока человек, все они граждане Канады. У компании три соучредителя: я и два моих коллеги. Я — генеральный директор компании, еще один из соучредителей — технический директор, другой — архитектор наших технологий. Наш бизнес полностью сфокусирован на мобильных веб-сайтах. Мы верим, что будущее интернета — на мобильном рынке, и инвестируем все ресурсы компании именно в него.

Компания начала расти из-за сделок с издательствами. После Conde Nast мы заключили контракт с издательством Rodale (журналы Men’s Health, Women’s Health). Затем — с издательством IDG, специализирующемся на выпуске журналов о компьютерной технике. Но этого рынка нам было мало. Мы не могли вывести бизнес на новый уровень, потому что такие крупные издательства можно пересчитать по пальцам. Поэтому начали инвестировать деньги в бесплатные продукты с открытым кодом — open source, чтобы больше разработчиков во всем мире пользовались ими и потом приходили к нам как клиенты.

 

Офис компании Mobify (Канада).

Постепенно все больше интереса стали проявлять к нам онлайн-магазины. Компании видели, что без мобильных — а сейчас и без планшетных — версий посетители их сайтов покупают намного меньше, чем могли бы. Выйдя на рынок онлайн-коммерции, наша компания начала расти, лидируя в сфере мобильных порталов для интернет-магазинов. Мы работаем с компаниями Starbucks, Siemens, Bosch, Threadless и десятками других. Через мобильные сайты для телефонов и планшетов, разработанными на нашей платформе, они ежемесячно продают товары на миллионы долларов. В США число покупателей этих сайтов, заходящих на них через смартфоны и планшеты, выросло до сорока процентов.

Сейчас наши главные рынки сбыта нашей продукции — Северная Америка, Западная Европа и Азия. В следующем году через наши системы клиенты заработают до ста миллионов долларов. Это — прибыль с мобильных продаж.

Мы получаем все больше предложений о партнерстве от компаний из разных стран, ведь наша технология занимает лидирующие позиции на рынке мобильных технологий. Один из новых партнеров — из Токио. Через него у нас за год появилось тридцать клиентов в Японии. В их числе такие крупные компании, как Honda и Toyota.

Игорь Фалецкий прилетел во Владивосток на несколько дней, чтобы показать приморскую столицу своему японскому партнеру.

О бизнесе в Канаде

Мы зарегистрировали компанию за один день. Это было в 2007 году и стоило нам 35 долларов. Самая долгосрочная часть регистрации заключалась в проверке, не занято ли кем-то имя новой компании.

В Канаде постоянно открывается огромное количество фирм. Проблема одна — вырасти в настоящий, большой бизнес. Очень много помощи начинающим предпринимателям идет от государства. Существуют и налоговые льготы, и система грантов. В Канаде много организаций, которые помогают бизнесменам советом и связями. Есть федеральные гранты IRAP для технических проектов. Ежегодно государство выделяет компаниям деньги на новые разработки, которые кажутся чиновникам перспективными. Они могут дать, к примеру, пятьдесят тысяч долларов при условии, что сами начинающие бизнесмены добавят еще столько же.


Мы зарегистрировали компанию за один день.

Это было в 2007 году, и стоило нам 35 долларов.


Есть еще более полезная государственная программа SR&ED — Scientific Research & Experimental Development. После окончания фискального года можно показать налоговой службе, что ряд сотрудников компании занимается исключительно исследовательской работой, и часть зарплаты этих людей государство вернет фирме обратно. В США, по сравнению с Канадой, намного больше венчурного капитала, поэтому Канада всеми силами пытается стимулировать свою IT-индустрию денежными вливаниями через гранты и налоговые льготы. Власти знают — в противном случае все перспективные специалисты переедут в Америку.

Проблема «утечки мозгов» для Канады очень актуальна и решается на государственном уровне. Канада похожа на Россию тем, что большую часть экономики страны составляет продажа природных ресурсов. И власти страны пытаются всеми силами изменить эту ситуацию, стараясь поддерживать отечественных производителей и бизнесменов.

О глобальных целях

Мы открыли компанию Mobify не потому, что хотели зарабатывать большие деньги. Нам хотелось изменить мир в хорошем смысле этого слова — сделать интернет мобильным. В детстве во Владивостоке и России мне не хватало доступного и быстрого интернета. Я уверен: если мы сможем сделать интернет более мобильным, то мир в целом будет двигаться вперед быстрее. От Китая до Америки люди станут узнавать больше информации, ведь это будет намного удобнее делать с мобильного телефона. Люди начнут эффективнее покупать то, что им нужно, и все это улучшит мир. А наша компания будет двигателем этого прогресса.

Как коммерческому проекту, конечно, нам хочется вырасти намного больше, чем сейчас. Это можно сделать, осваивая все новые и новые рынки. Сейчас наша задача — увеличить нашу долю на мировом рынке, и она растет не только из-за контрактов с крупнейшими мировыми компаниями, а во многом за счет сотрудничества с компаниями среднего уровня, работающими в своих сегментах рынка и пользующихся нашей технологией.

О Владивостоке

По работе и учебе я объездил много стран. Конечно, я люблю Ванкувер, где живу сейчас. Там прекрасные, отзывчивые люди, много возможностей для бизнеса и активного отдыха. Но родной город может быть только один. Для меня это — Владивосток. Я люблю море, которое его окружает, людей, которые могут рассчитывать только на себя, умеют рисковать и жить, не оглядываясь на других.

В Ванкувере у нас офис в старом районе города, который напоминает мне улицу Светланскую с ее дореволюционными постройками. Есть много параллелей между местом, где я живу сейчас, и своим родным городом. Мне хочется бывать здесь чаще и наращивать здесь свои бизнес-интересы — я верю в потенциал Дальнего Востока и Владивостока как перспективного города и хочу быть его частью.


Но родной город может быть только один. Для меня это — Владивосток. Я люблю море, которое его окружает, людей, которые могут рассчитывать только на себя, умеют рисковать и жить, не оглядываясь на других.


Я не был во Владивостоке больше десяти лет, и сегодня он показался мне намного более приветливым, чем во времена моего детства. Был приятно удивлен, что здесь много интересных кафе, есть талантливая молодежь, которая делает проекты мирового уровня. Музыкальная община, владивостокский рок, группа «Мумий Тролль» — все это возникло здесь неслучайно, потому что люди Владивостока очень творческие. И проявления их творчества не менее яркие, чем, например, в Санкт-Петербурге, где я побывал несколько месяцев назад. Казалось бы, Владивосток находится так далеко от культурных центров страны, но это не мешает его жителям развиваться в своем ключе.


Три любимых места в мире Игоря Фалецкого

 

Офис Mobify (Ванкувер)

Здесь каждый день собираются мои самые близкие друзья и соратники, и я готов проводить там хоть семь дней в неделю. Даже йогой и гиревым спортом занимаюсь, не выходя из офиса.

New York Bar (Токио)

Из этого небольшого бара на крыше токийского отеля открывается необыкновенный вид на пульсирующие ночные огни города. Чем-то похоже на рубку космического корабля, покоряющего время и пространство.

Залив Креста (Чукотка)

Северные просторы, здоровенные грибы, морошка, брусника, лыжные походы по распадкам между сопок. Суровая, но красивая — это наша Чукотка.


Текст: Евгения Варакина. Фото: Дарья Климова, ethno-tours.ru, mobify.com, momondo.com.

Orphus system