Парикмахерская «Людмила»: Работаем с 1968 года

Предприятию ООО «Людмила» уже 44 года, и за это время персонал понемногу редел, но не менялся — люди оставались работать на месте, к которому прикипели душой. «Владивосток-3000» поговорил с директором парикмахерской Галиной Кондратьевой о том, как время идет, а традиции сохраняются.

— Расскажите, когда была открыта парикмахерская?

— Как салон мы заселились сюда 8 марта 1968 года. Тогда я еще работала мастером в нашей бригаде, была, можно сказать, бригадиром. Это был наш общий проект — мы состояли в объединении городского хозяйства, молодые были, красивые (смеется). Я работаю в этой отрасли с 1960 года, тогда мне был всего 21 год. Пока еще существовало объединение, начала заведовать этим салоном, а также еще двумя: один был на Дальзаводе, а другой располагался здесь рядом и назывался «Улыбка».

Галина Кондратьева, директор парикмахерской «Людмила»

— Салон с тех пор не претерпел никаких изменений?

— У нас долгое время был только женский зал, а затем в 1991 году, когда оформили предприятие как ООО «Людмила», открыли и мужской. Мы тогда ориентировались на работников ГУМа — они всегда заходили к нам перед работой, делали укладку, начесы — и только после этого могли выйти в люди.

— Наверное, у вас было много клиентов?

— Конечно! Людей было столько, что, когда в 2 часа дня нужно было делать пересменку, мы не могли пройти сквозь строй клиентов. Нас просто не пропускали, спрашивали: «Кто вы? Куда вы? Зачем?»

Персонал парикмахерской «Людмила» на добровольных началах проводит курсы для молодых мастеров, поэтому каждый, кому интересно окунуться в мир салона, может узнать для себя что-то новое.

— Вы ориентировались на людей зрелого возраста?

— Нет, когда мы открылись, это был молодежный салон, в одну смену у нас было 13 мастеров только женских. Представьте себе, это ведь очень много. Сейчас, конечно, наши посетители — это люди пожилого возраста. Мы работаем на постоянных клиентов. У каждого мастера есть люди, которых он стрижет по 20, по 30 лет. Поэтому многие, даже уйдя на пенсию, продолжают работать со своими клиентами. Люди к нам как к себе домой приходят.


Лариса Владимировна работает на предприятии «всего» 15 лет

— А что насчет коллектива? Он сильно изменился за прошедшие годы?

— На данный момент у салона 13 учредителей — все наши мастера. Мы вместе все создавали, вместе работали, проходили все трудности, вместе и сейчас их проходим. За все эти годы наш профиль никак не менялся, и хотелось бы сохранить коллектив, найти тех, кто продолжит дело.  Когда-то было 48 учредителей, потом люди начали исчезать: кто-то умер, кто-то ушел, но костяк коллектива остался еще с тех лет, когда салон только начал свою работу. Конечно, у нас есть и молодые работники, точнее, для нас они молодые — работают с нами всего 15 лет.

Швейцарец по происхождению, Рудольф Бюргин появился во Владивостоке в конце XIX века. Его не раз избирали в Городскую думу, а в 1889 году он основал машинно-строительный завод — сейчас на этом месте стоит 5-этажный дом (ул. Уборевича, 10б).

— Как это было? Какие средства вы использовали в своей работе?

— В основном пользовались российской продукцией — краска «Гамма» была, например, еще все пользовались окрашивающим шампунем «Лондотон», он тогда только появился на рынке. Но большинство девушек пользовались хной, берегли волос. Для укладки волос мы варили льняное семя, а потом, помню, стали приходить женщины с пивом — на пиво накручивали волосы. Фенов в то время не было, мы работали на бигуди. Это уже позже появились ручные фены, а за ними мы получили в распоряжение и новые средства для волос. Но тогда у нас ничего этого не было, и после дня работы, после всех этих химических завивок шли домой чумные, больные.

Знаете, это здание, в котором мы располагаемся, когда-то принадлежало Рудольфу Бюргину и было построено еще в 1893 году. Я слышала, что в проект здания сразу была заложена парикмахерская, совсем небольшая — и это живая история. Мы находимся в историческом здании, сами являемся частью истории, частью традиции и хотели бы ее сохранить.

Текст: Ольга Аристова. Фото: Алексей Зайцев, Меррилл Хаскелл

Orphus system