Интервью: Рок-группа «Dругие Zнаки»

«Владивосток-3000» узнал у группы «Dругие Zнаки», чего не хватает местной рок-сцене и реально ли музыкой заработать на жизнь. 


Live Aid — благотворительный фестиваль, который состоялся 9 декабря в ночном клубе BSB. Его участники помогали заработать деньги на новогодние подарки детям из онкогематологического центра. Live Aid проводится во Владивостоке второй раз. Его организаторы — добровольческое движение «Мы вместе!». Победителями фестиваля стала группа «Dругие Zнаки».


Рината Цой, 27 лет (вокал)

Наша группа собралась в 2008 году. Изначально было несколько вокалистов, песни играли чужие, но потом я посоветовалась с мужем (Сергей Цой — прим.ред.), и мы решили продвигать что-то свое. Дали название группе, стали писать собственные тексты и музыку. Часто менялся состав — работа тяжелая и неблагодарная, а люди хотят получить все и сразу, без особых усилий. Мы ставим непростые цели, а для этого надо выкладываться. Плюс к этому, мы выступаем за здоровый образ жизни, и не все это разделяют. Приходилось объяснять, что после концерта в ночном клубе не надо напиваться и вести себя по-свински. Мы очень долго шли к тому уровню, на котором находимся сейчас, и не все выдержали этот путь.


Запомнилось наше выступление в Киеве на фестивале «Мосты любви». Там мы заняли третье место, причем были единственными русскими среди остальных конкурсантов. Некоторые, правда, смотрели искоса и даже задавали вопросы типа: «А у вас там вообще интернет есть?» Еще участвовали в хабаровском Maxirock Fest, который проводит радио «Восток России».

Некоторые из нашей группы являются родителями, я сама — мама. Так что для нас участие в Live Aid было очень важным. Все, что можно сделать ради благих целей, — мы делаем. Мы рады, что победили, — для нас это очень важно.


Самая главная трудность всех музыкантов — финансовая: приходится со своего кармана оплачивать переезды и студию для репетиций. Вторая проблема — кадры, тяжело найти музыкантов, которые «дышат» тем же, чем и ты. И третья — это площадки для выступления. У нас своя ниша, свой стиль. Наша музыка мощная и динамичная, и в городе немного площадок, готовых ее принять.

Музыкой можно зарабатывать, но это делает тот, кто играет «каверы» по барам. Если хочется делать что-то свое — с финансами тяжелее. Музыка отнимает много времени и сил. Аранжировки, в основном, пишу я, и мне часто приходилось откладывать основную работу и все силы направлять на творчество. В трудные времена — все стопорится. На создание одной песни уходит от двух недель до целого месяца, а иногда на всю аранжировку тратится всего 3 дня.

Сергей Цой, 28 лет (барабаны)

Музыка — это моя жизнь. Здесь я выражаю то, что чувствую, и то, что хочу донести до аудитории. Музыка может нести и добро, и зло — все зависит от того, что ты в нее вкладываешь. 

Еще хочется, чтоб звукооператоры были адекватными, чтобы каждый мог понять рок и его суть, не спрашивая: «Что это за непонятный шум на сцене?»


 


Александр Гуцал, 21 год (бас-гитара)

Меня с детства тянуло к року. Первое, что услышал, — это творчество группы Five, потом перешел на Limp Bizkit, Linkin Park, после пошла более тяжелая музыка в жанрах metalcore, post metal. Сережа, барабанщик, учил меня играть на гитаре. Потом из группы «Dругие Zнаки» ушел басист, и мне предложили сыграть вместе с ними на Maxirock Fest. 

После фестиваля я стал участником группы. Мне даже пришлось уволиться с работы, чтобы подготовиться к выступлению! Но это стоило того — мне очень нравится играть с ребятами. У нас экстремальная, современная музыка. «Dругие Zнаки» играют новую музыку, в некоторых треках у нас даже есть вставки из dubstep.

Сейчас костяк нашей группы собирается уезжать в центральную часть России. Я, если честно, еще думаю — ехать или нет. Если останусь здесь — создам свою группу. Буду играть то же, чем занимаются сейчас «Dругие Zнаки» — nu metal, «альтернативу».



Моя мама очень любит скрипку и в раннем детстве отдала меня в музыкальную школу. После началось мое знакомство с роком: слушала группу Pink Floyd и три года после окончания музыкальной школы не брала инструмент в руки. Уже потом я купила электроскрипку.

В «Dругих Zнаках» я совсем недавно. Я играла в группе Crimson Sunset с нашим гитаристом, Родионом, но их барабанщик уехал, и деятельность группы прекратилась — мы решили пойти к «Dругим Zнакам». Сначала боялась, что не подойду, но мне сказали, что «скоро концерт, все выучишь». Репетиции у ребят проходят легко, и я считаю, что мы очень хорошо выступили на Live Aid. Мне очень нравится тематика наших песен — о добром и светлом. Этого как раз не хватает современной агрессивной музыке.

Мария Третьякова, 18 лет (скрипка)

 


Вадим Бурцев, 21 год
(электрогитара и соло)

Мое увлечение роком началось с детского лагеря: все слушали разную музыку, а я ничем подобным не увлекался. Мой друг дал мне диск группы Rammstein, и тут, что называется, понеслось. Я увлекся группой Nirvana, творчеством Курта Кобейна — все они стали моими вдохновителями. Я стал посещать частные уроки Виктора Барскова, он считается одним из лучших местных гитаристов. Сейчас мы вместе с ним даем концерты в филармонии, и ближайший, кстати, будет 15 марта.

Атмосфера у нас очень теплая и семейная. Я играл в N-Gate, других рок-группах — там такого нет. Мы выделяемся своей светлой философией, позитивным посылом, также мы не пьем, не курим, употребляем ненормативную лексику только в случае крайней необходимости (смеется).


Текст: Анастасия Ярошенко. Фото: Андрей Кашпура, tysa.ru.

Orphus system